Ричард Бакминстер Фуллер

УСМЕШКА ГИГАНТОВ

ГРАНЧ ГИГАНТОВ», «GRUNCH OF GIANTS»)

Перевод:

© Дмитрий Алексеев;

© Ольга Зайцева

http://www.dalekseev.ru/

 

Предисловие

 

Существует реальная эволюционная альтернатива умереть от атомной войны или задавить друг друга на этой планете. Альтернатива — это компьютерно-управляемый поворот большого бизнеса от его фиксации на оружии к мирному размещению всего человечества на аэрокосмическом уровне технологий, с намного более объемным, более устойчиво прибыльным, абсолютно Новым Миром Индустрии Жизнеобеспечения. Статистически очевидно, что чем более высоки стандарты жизни, тем ниже уровень рождаемости[1].

Очень важно, чтобы каждый, кто будет читать эту книгу, понимал, что ее автор совершенно аполитичен. Уже в 1927 году было ясно, что попытки человечества справиться со своими экзистенциальными проблемами (попытка выжить) никогда не смогут быть решены политикой. 1927 был годом, когда человек впервые перелетел через океан за один день (а в 1944 году DC-4[2] начали осуществлять секретные военные перелеты через Атлантику и Тихий океан. В 1961 легкие самолеты стали курсировать с целью бизнес-перевозок. В 1981 году вокруг мира курсирует уже более 1,5 миллиарда регулярных пассажиро-миль и осуществляются тысячи миллионов тон грузоперевозок). Это стало очевидным началом быстрой интеграции всего человечества, группы которого все предыдущие миллионы лет были разбросаны по земному шару, жили отдельно друг от друга отдельными нациями и практически не знали о существовании друг друга. Стало ясно, что интеграция потребует колоссального количества энергии. Стало ясно, что старые виды топлива истощены. Кроме этого, стало ясно, что меньшинство эгоистичных людей организуют себя, чтобы эксплуатировать транспортные проблемы большинства. Я был убежден, что в течение ХХ века все человечество на нашей планете войдет в период тотального кризиса. Я мог видеть, что была альтернатива политике и ее постоянным разоряющим противоречиям, и ее постоянным тщетным попыткам решить одним махом все экономические и социальные проблемы человечества.

Альтернатива была в изобретении, развитии, сокращении стадий физического труда, в массовом производстве прототипов каждого члена полного семейства взаимодополнительных артефактов, структурно, механически, химически, металлургически, элетромагнитно, кибернетически спроектированных, чтобы обеспечить работу каждой единицы энергии, фунта материалов, каждой секунды, так, чтобы сделать их в высшей степени реальными и практичными для обеспечения жизнеспособного стандарта проживания человечества — более продвинутого, приемлемого, сверх-продуктивного — по сравнению с теми, что приходилось иметь в опыте или о которых приходилось мечтать когда-либо в истории человечества. Было ясно, что этот новый продвинутый уровень жизни мог бы быть поддержан различными производными от солнечной энергии. Также было ясно, что это уровень мог бы быть достигнут и поддерживаться артефактами, которые бы освободили людей от «трубовой», «проводной», «измерительной» эксплуатации многих немногими. Эту совокупность фактов, которые привели к такому всеобъемлемещему человеческому успеху, я определяю как livingry [жизнеобеспеченность], в отличие от политического weaponry [оружейность]. Я называю этот процесс технологическим реформированием окружающей среды, вместо попытки политически реформировать людей. (Я объясню эту концепцию в деталях ниже в другой главе этой книги. Я также истолковал ее в моей книге «Критический путь» — 1981, St. Martin's Press.)

Равно важным является пример моей ситуации 55-летней давности (1927), когда неизвестная человеческая личность без копейки денег, с зависящими от нее женой и новорожденным ребенком, смогла бы быть в состоянии сделать что-либо на благо человечества, реально развивая такую альтернативную программу. Будучи человеком, я сделал все ошибки, которые только можно было бы сделать, но я научился распознавать факты, конституирующие ошибки, и пробовал понять, чему открытые истины пытались научить меня.

В моих филадельфийских архивах приблизительно 40 000 статей, изданных в течение последних 60 лет, которые успешно документируют мои прогрессивные завершения всего взаимодополнительного семейства каталогизированных артефактов. Эти livingry предметы включают в себя следующее:

Тенсегрити:  структурный принцип Вселенной «континуальности-натянутости[3]»/«дискретности-сжатия» (т. е. звезды не касаются планет, электроны не касаются их атомных ядер) представленный для планеты Земля для того, чтобы заменить протяженно сжатое, вторично напряженное структурирование в современной инженерной теории, распространенной по всему миру. Разработано — 1929; прототипировано — 1929.

Дом Димаксион:  автономная, массово производимая, вентилируемая машина для жилья [dwelling machine], вес которого составляет только 3 % от его объема и внутреннего оборудования, удовлетворяющих техническим условиям жилища для одной семьи. Разработано — 1927; смоделировано — 1928; доставлено вертолетом — 1954.

Цельная, 250-фунтовая ванная: разработано — 1928, прототипировано — 1936, запущено в массовое производство из полиэстерового стекловолокна в Восточной Германии в 1970 году.

Синергетика:  объяснение и публикация четырехмерной геометрической системы координат, действующей в природе. (См. «Синеретика» и «Синеретика-II» [New York: Macmillan, 1975, 1979]). Открыто — 1927; опубликовано — 1944.

Карта Мира Димаксион: открытие и развитие новой картографической системы проецирования, благодаря которой человечество может видеть карту всей планеты Земля как карту единомирного [oneworld] острова в единомирном океане, без каких-либо видимых помех в относительных размере и форме земных масс и без каких-либо разломов континентальных контуров. Это искривленная карта для изучения мировых проблем и отображения ресурсов и других данных в их истинной пропорции. Открыто — 1933, опубликовано — 1943.

Мировая Игра:  крупная стратегическая программа развития науки дизайна для решения всех проблем с артефактами, изобретенными мной самим или другими, использующей преимущества всего научного и технологического развития через изучение их влияния на общемировое социальное и экономическое положение дел, устанавливаемое с помощью Небесно-Океанической Карты Мира Димаксион [Dymaxion SkyOcean World Map]. Средства для оценки реализуемости различных инициатив в решении мировых проблем. Изобретено — 1927; применено — 1928.

Карты трендов и трансформаций: они изображают всеобщую историю всех тенденций в металлургии, химии, электромагнетизме, структурах и механике для получения большей работы с учетом имеющегося количества материалов, времени и энергии. Компендиум всех сценариев эволюционирующих достижений науки и техники. Хронологическая карта общей истории научных открытий и технических изобретений. Хронологическая карта добывающей промышленности всех металлов и рециркуляции отходов из этих металлов. Хронологическая карта всех главных промышленных работ, оцененных в терминах использования на душу населения. Эти карты начаты в 1928 году; впервые опубликованы в 1937 в Бюро Стандартов, Вашингтон, Округ Колумбия. Опубликованы в Nine Chains to the Moon в 1938; опубликованы в 10-м выпуске журнала Fortune[4] в 1940. Этот выпуск вышел в трех изданиях и поднял журнал со статуса «красночернильного» до «черночернильного». Они изменили способ оценки экономического благосостояния с тоннажного критерия на критерий, основанный на потреблении энергии.

Всетранспорт Димаксион (для наземных, воздушных, надводных и подводных путешествий): первая полномасштабная работающая прототипная стадия которого была автомобилем Димаксион, созданным для тестирования поведения устройства с обтекаемыми формами в условиях встречного ветра, для того, чтобы, в конечном счете, быть двойным, самолетоориентированным, стоечноуправляемым [twin-orientablejet-stilts-flown], бескрылолетающим устройством, которое взлетало бы или садилось подобно орлу или утке, без каких-либо подготовленных посадочных площадок (подобное в принципе было осуществлено через 40 лет, в мультиреактивной системе посадочного лунного модуля программы Аполлон). Разработка — 1927; прототип — 1933.

Геодезические дома:  безграничные по размеру структуры чистого объема, совмещающие объединение и развертывание человеческих действий. Изобретены в 1938; прототипированы в 1947. С тех пор более 300 000 произведено и установлено по всему миру от самой северной Гренландии до самого Южного Полюса. Более 100 000 установлено на детских игровых площадках.

Октетные связки [Octet Truss]:  напольные или кровельные структуры для пролетов неограниченного размера. Разработка — 1933; прототипирование — 1949.

Туманогенерирующая пушка [The Fog Gun]:  пневматическое средство очистки человеческого тела, посуды, одежды и т. п., без трубопроводного обеспечения. Разработка — 1927; прототипирование -1949.

Компактное туалетное оборудование без запаха:  для превращения человеческих отходов в газ метан и удобрение. Разработка — 1928; улучшено в Индии; на сегодняшний день улучшено для производства.

Углеродные колодки в медных дисковых тормозах:  изобретены и успешно продемонстрированы на Phelps Dodge — 1937.

Центрифуга на плавлении бунзеновской горелкой и охлаждении водой:  для обработки низкосортной оловянной руды. Изобретена и продемонстрирована на Phelps Dodge — 1937.

Подвесные книжные полки и другая мебель:  изобретены — 1928; прототипированы — 1930.

Моделирование всех геометрических усовершенствований энергетическо-синергетической геометрии:  включая тенсегрити-модели всех геометрических структур, а также иерархию примитивных структурных систем. Минимальный, заполняющий все пространство, модуль. Семь гибких уникальных моделей большого круга. Тетрагеликсы (tetrahelixes). Открыто — 1927; продемонстрировано — 1936 г.

Гребущие и плавающие устройства с двойным корпусом:  Изобретено — 1938; прототипировано -1954.

Триангулярные геодезические фреймы для корпусов океанских плавсредств:  изобретены — 1948; успешно продемонстрированы на регате I.O.R. - 1979.

Очень часто я слышу или читаю о том, что мои артефакты оцениваются критиками как «провальные», поскольку я не запустил их в массовое производство и не сделал на них деньги. Такие, ориентированные на делание-денег-как-критерий-успеха, критики, не понимают, что делание денег никогда не было моей целью. Довольно рано и на собственном горьком опыте я получил урок, что поначалу вам придется решить, пытаетесь ли вы делать деньги, или то, что имеет смысл, поскольку они взаимоисключающи. Я видел, что природа располагает различными категориями уникальных периодов созревания, между зачатием чего бы то ни было и его рождением. У людей от зачатия до рождения проходит 9 месяцев. В электронике проходит два года между появлением замысла изобретения и его промышленной реализацией. В аэронавтике проходит 5 лет между изобретением и его оперативным использованием. В автомобилестроении проходит 10 лет между изобретением и массовым производством. В железнодорожном транспорте — 15 лет. В строительстве небоскребов крупных городов период созревания составляет 25 лет. Например, прошло 25 лет между случайным падением стального прута в свежий цемент и практическим использованием железобетона в большинстве зданий. В зависимости от размера и ситуации период созревания в ареале одного семейства категорий варьируется между 50 и 75 годами.

По причине этих лагов, чем ранее я мог представить зачаточную модель, тем раньше она могла появиться. Я допустил, что рождение в повседневной жизни livingry-артефактов, работающие прототипы которых я производил, должно управляться соответствующими категориями этих периодов зарождения. Я допустил также, что постепенная адаптация в обществе моих livingry-изобретений может возникнуть лишь вследствие крайней необходимости. Я назвал это «появление в условиях крайней необходимости»[5]. Для того, чтобы человечество покончило со своими условными рефлексами относительно «жизненных удобств» (домашними обычаями и стилями), позволяющими им быть преимущественными перед моими livingry-артефактами, должно пройти, по меньшей мере, полстолетия движения в данном направлении. С тех пор, как это стало очевидным спустя половину 3/4 столетия со времени начала этого предприятия, я с самого начала увидел, что моя попытка его осуществления не была бы лучше, если бы я не действовал согласно законам природы.

Моя первая публикация была в 1927 году, изготовленная на мимеографе и сшитая книга, названная «4-D», означающая «четвертое измерение». На обложке я поставил фразу «в течение следующих 80 лет человечество будет нуждаться в двух миллиардах новых домов».

Пять лет спустя после того, как я запустил эту программу в 1927 году, в июле 1932 года журнал Fortune дал описание моего Димаксион-хауза [Dymaxion House], в статье Арчибальда Мак-Лейша [Archibald MacLeish] «The Industry Industry Missed: The Mass-Production Housing Industry». Они не осознавали сложности развития. Они не обнаружили различные периоды вынашивания различных категорий продуктов индустриального развития. Fortune описал только то, что уже произошло, но авторы этого журнала были совершенно необразованны в вопросах того, что еще не произошло. Мой Димаксион-хауз от 1927 года вдохновил многих на попытку сделать деньги, став пионером в массовом производстве жилища, не зная того, что это был бы абсолютно новый экспериментальный образец, и должно было пройти полстолетия, прежде чем всестороннее развитие было бы готово к нему. Группа видных промышленников во главе с одним из моих молодых поклонников зарегистрировала «General Houses», и это было всем, что потребовалось для вдохновения Fortune.

15 лет спустя, в 1945 году, Fortune снова дал описание моему научному жилищу — образцу Фуллер-хауза, только один из которых я произвел для ВВС США на заводе в Бич Эйркрафт Уичита, штат Канзас[6]. Fortune и многие другие были убеждены, что это должен быть немедленный успех массового производства и, что более важно для них, источник денег.

После того, как в инженерно-производственном департаменте в Бич был внимательно проанализирован прототип и оценены затраты на производство, они сделали официальный заказ Fuller House Company на производство партии этих прототипов в количестве 20 000 штук ежегодно, на базе фабрики Уичина, по цене $1 800, минус оборудование для кухни и ванной, которое обеспечивалось силами General Electric по цене $400 за каждый комплект. Но, согласно предложению, требовалось, чтобы $10 млн., необходимых на сборку, были обеспечены другими, поскольку завод уже брал в банках Уичита кредит на такую сумму для производства частного корпоративного самолета после Второй Мировой Войны.

Первый, произведенный в Бич, Фуллер-хауз, был широко разрекламирован. Вскоре поступило 36 000 самостоятельных заказов на этот дом, многие из них с прикрепленными чеками. К этому моменту обнаружилось, что для этого нет никакой индустрии дистрибуции. Большие строительные подрядчики не имели никаких сложных инструментов для того, чтобы обеспечить несколько доставок машин для жилья в один день. Ни один строительный кодекс не допустил бы их возведения. Жесточайшим ударом было то, что национальные электрики и водопроводные организации потребовали предварительную плату за демонтаж всех предустановленных проводов и труб и монтаж их заново, поскольку в противном случае они не смогли бы подсоединить дом, «уже готовый к жизни в нем», к городским электрическим и водопроводным магистралям. Ни один из банков не желал обеспечивать поручительство, покрывающее продажу Фуллер-хаузов.

Журнал Fortune ошибся в допущении того, что отсутствовавшая промышленная промышленность [ «the industry industry missed»] наконец-то достигла зрелости. Но эволюционному вступлению в свои права livingry-индустрии пришлось ждать, пока капитализм не получил своего высшего развития, от его, в течение веков поддерживавшегося предположения, что собственность на физическую землю конституирует капитализм сам по себе, до его удивительного постижения того, что точное метафизическое и технологическое ноу-хау становится наиболее прибыльной собственностью, также, как и ключом к использованию невидимых индустрий химии, металлургии, электромагнетизма и атомов.

Реорганизуя все эти стратегии, сегодня капитализм переложил на людей свое право собственности на недвижимость через отказ от аренды и стимулирование людей к покупке их кондоминиумов и домов-курятников. Эволюции пришлось ждать 40 лет, пока обеспеченные гарантиями правительства 40-летние кредиты превысили возможности простых людей покупать. Эволюции пришлось ждать до тех пор, пока массовое производство автомобилей в США исключительно в виде производящего деньги бизнеса не станет устаревшим благодаря технологическому успеху производителей из других стран, оставляя, таким образом, производительность США переориентироваться на неизбежное переселение всего человечества в массово производимые livingry на основе технологий аэрокосмического уровня.

Эволюция была, очевидно, направлена на откладывание индустрии livingry-сервисов до тех пор, пока человечество не повзрослело от его условий существования до ХХ века, в виде планеты удаленных наций, до состояния интегрированного глобального сообщества, которое всецело стало результатом реализации всемирной сети хайвэев, авиалиний, телефонов, автомобилей и крупных реактивных самолетов. Все эти эволюционные события (необходимые для livingry-индустрии) уже имели место или скоро будут иметь место в очень близком будущем. Если политические системы не уничтожат человечество своими видами вооружения, то в течение полувекового вынашивания всемирная индустрия livingry-сервисов будет вскоре рождена.

Когда лидер цепи конькобежцев, держащихся за руки, внезапно заходит в резкий поворот, он вводит всю цепь в кругообразный паттерн, причем каждый следующий конькобежец описывает больший круг, чем он сам. Начиная с наибольшего радиуса, в 3,14159 раза большего, чем уже покрытое окружное расстояние, накопленный момент цепи сообщает гораздо большее ускорение внутренней части [hintermost] исходной цепи, чья центробежная сила по очереди разрывает сцепление рук и становится причиной, по которой находящиеся внутри отдельные конькобежцы разделяются на высокой скорости. Это побочный результат, с которым они должны справиться как можно лучше.

Когда учитель физики желает продемонстрировать в своем классе основы поведения волн, он часто закрепляет прочный крюк и прикрепляет к нему один из концов, к примеру, 10-футового шнура. Затем, пройдясь на другой конец шнура, и дергает его не очень сильно, оставляя немного ненатянутым. Затем он дергает шнур в сторону потолка, в сторону пола и, наконец, опять в сторону потолка. Это провоцирует волну в шнуре, которая проходит весь путь до настенного крючка, где она возвращается назад к руке учителя и останавливается. Это значит, что волна всегда возвращается к точке своего начала и завершает цикл. Если учитель ослабляет шнур в большей степени, то волна имеет большее расстояние по высоте и глубине.

В первые миллионы лет существования человеков на планете Земля мы имеем фазу, подобную побочному эффекту у конькобежцев, когда человечество развертывается на неизвестных, удаленных друг от друга, землях. В ХХ веке мы имеем фазу, подобную тому, когда две волны, пущенные учителем физики, замыкаются на себя, чтобы закончить цикл.

Поначалу мы имеем первую фазу, всемирное распространение человечества на ногах, животных и плотах. Во второй фазе мы имеем всемирные корабельно-мореходные исследования, затем — королевские почтовые пароходы, за которыми последовательно идут кабель, беспроводной телеграф, телефон, авиалинии, спутниковая передача, всемирная беспроводная телефония и всемирные аэробусы. Все они, не замеченные политическим сообществом, проявились неумолимо, полностью объединяя страны, существовавшие в течение предшествующих пяти столетий в крайней изоляции и неизвестности друг для друга.

Как ученый, я в высшей степени заинтересован в том, что происходит на политико-экономической сцене, и во влиянии, оказываемом одним непредвиденным событием технологической эволюции, следующим за другим таким событием, на эту сцену. Я вижу, как один крохотный компьютерный чип полностью меняет всю мировую сцену. И, поскольку прошли полстолетия полностью непредсказуемых технологических открытий, сопровождаемых наибольшим из когда-либо имевших место знакомством с ними всего человечества во всем мире, я в наибольшей степени стал уверен в том, что мои суждения 54-летней давности были здравыми.

Я не рассматриваю людей как плохих или хороших. Я не мыслю свои ноги как правую и ложную. Мои ноги зеркально противоположны друг другу в физическом отношении (снимите резиновую перчатку с одной руки, выверните ее наизнанку, и обнаружьте, что она подходит для другой руки). Физики не обнаруживают прямых линий — только волны. Все курсы управляются подруливанием в правую или левую стороны. Я вижу человеческую сцену на том же пути. Здесь человечеству приходится осуществлять право-левостороннее эволюционные межфункционирования [interfunctionings].

Я изучаю технологическое развитие во всех его неожиданных изменениях предубеждений человечества и во всех его неожиданных изменениях поведения и перспектив человечества.

Я действительно знаю, что теперь человечество впервые в своей истории действительно располагает технологическими возможностями для управления нашей планетой таким образом, чтобы поддержать и адаптировать все человечество на основе более существенных стандартов жизни, чем когда-либо какой-либо человек имел в своем опыте.

Это возможно не потому, что мы обнаруживаем больше физических ресурсов. Мы всегда располагали достаточным их количеством. То, что произошло и что теперь имеет значение, заключается в том, что мы значительно увеличили наши ноу-хау в специализированных инновациях, все невидимые реализации которых объединяются для того, чтобы сделать возможным успех для всех.

Я также знаю, что это может быть осуществлено только через технологическую революцию, вовлекающую весь Космический Корабль «Земля», использующую все ресурсы и ноу-хау, как интегрированную регенеративную систему, подобно тому, как это имеет место с разработкой любого успешного морского корабля или с биологическим организмом.

На Космическом Корабле «Земля» сегодня имеется 150 адмиралов. Пять адмиралов из каюты, расположенной непосредственно над топливными баками, утверждают, что им принадлежит нефть. Адмиралы из кают, окружающих корабельную кухню, столовые и холодильники с продовольствием, утверждают, что им принадлежит вся еда. Те, чья каюта расположена рядом со спасательным шлюпом, утверждают, что он принадлежит им. Далее, у них есть корабельная игра, именуемая «торговый баланс». Очень быстро большинство адмиралов получает торговый дефицит. Все время адмиралы правого борта планируют накренить судно на левый борт достаточно сильно, для того, чтобы утопить адмиралов левого борта, тогда как адмиралы левого борта планируют накренить судно на правый борт достаточно сильно, для того, чтобы утопить адмиралов правого борта. Никто не обращает никакого внимания на то, чтобы управлять кораблем или вести его к какому-нибудь порту. Они растрачивают еду и топливо. Они обнаруживают, что не способны больше достичь порта снабжения. Конец.

Человечество сегодня испытывает наиболее затруднительную в истории эволюционную трансформацию. Мы уходим от укорененного образа жизни с 95 % уровнем неграмотности. Мы почти бессознательно дрейфуем в сторону от нашей самоидентификации с нашим многовековым существованием физической-удаленности-друг-от-друга в виде 150 отдельных, суверенных наций. Сегодня вырванные с насиженных мест человеки спонтанно распределяются по их всемирной живой системе, физически интегрированной хайвэями, авиалиниями и спутниковыми телефонным каналами, с полустанками в крупных городах.

Мы также можем вскоре быть уничтожены атомной бомбардировкой вследствие упреждающей глупости марионеточных политических администраций, выступающих исключительно-ради-делания-денег[7] наднациональными корпорациями weaponry-индустрии беспомощно банкротной на сегодняшний день крупнейшей-производящей-оружие нации (США).

В случае если мы не будем уничтожены бомбовым ударом, то мы находимся на нашем когда-либо наиболее быстром пути к тому, чтобы стать всеинтегрированным, грамотным в своем большинстве, объединенным сообществом Космического Корабля «Земля».

Появление новых человеческих сетей представляет естественное эволюционное расширение в точно осуществленную, в-течение-30-лет-совего-создания всемирно-охваченную сеть физических коммуникаций. Новая переориентация сетевой организации человечества конституирует качаемый-сердцем-и-умом поток интеллекта и жизни в мировые артерии.

Объединяющая мир сеть самоумножается и усиливается. Никогда не путешествуя как турист, я сам был вынужден 48 раз полностью обогнуть нашу планету, и везде, где я был, я встречал все больше и больше людей, которых я видел где-то еще повсюду в мире. Путешествующие гораздо более широко, грамотные и хорошо информированные люди, обнаруживают, что они, и гораздо быстрее увеличивающееся число других людей, начинают интуитивно сознавать, что жизнь вырывает их из многовекового, анонимного копирования образа жизни трутня из пчелиного улья. Они возлагают новорожденную надежду на то, что люди, в самом деле, имеют индивидуально значимую судьбу, дополнительную к целостности других индивидов.

Сетевая организация ускоряется подобно тому, как это делает свет в уравнении Эйнштейна E=mc2. Строчная буква «с» является символом линейной скорости света, 186 000 миль в секунду. Не будучи отраженно сконцентрированным, он расширяется всерадиально, как сфера. Степень поверхностного роста сферической волновой системы всегда есть вторичная сила линейной (радиальной) скорости роста. Вот почему это «c2» в уравнении Эйнштейна, что означает 186 000 х 186 000 миль сферического поверхностного роста в секунду. С тех пор, как человеческая мысль смога рассчитать в течение минут, какое расстояние покроет свет, путешествуя в течение года, она, быть может, той самой мыслью, которая сама по себе расширяется во всех направлениях на скорости, даже более быстрой, чем свет — может быть, вне времени вообще, чтобы взаимосвязать сетью людей нашего восьмитысячемильного в диаметре сферического космического дома.

Поскольку сетевая организация ускоряет сетевой охват человечества в его спонтанном союзе, еще вчера локально автономные, занятые сами собой правительства остаются в исключительном контроле вчерашнего, наиболее эгоистично успешного и окопавшегося меньшинства. Существующее правительство США 1982 года было выбрано голосами лишь 1/7 американского населения и потратило $170 млн. — более чем в пять раз больше суммы средств, собранных их противниками — чтобы купить себе победу. Сетевые люди, знающие, что президентство США стоит $50 млн., сенаторство — $10 млн., а место представителя — $5 млн., замечают, что правительства эры ТВ коррумпированы, и по этой причине они спонтанно ненавидят и воздерживаются от дальнейшего голосования.

Постепенно обнаруживая, что сетевой отказ от кабины для голосования был истинной причиной их требуемого «подавляющего большинства», действующая администрация, опасающаяся потенциального наката волны отказов от голосования, будет, вероятно, напрасно пытаться заблокировать образование сети. Поскольку организация сети аполитична и аморфна, у нее нет клеток, которые могут быть подвергнуты нападению, так же, как и коммунизм минувших десятилетий. Боящиеся политиканы суверенного государства обнаружат, что попытка арестовать сетевую организацию подобна попытке арестовать океанские волны.

Как объяснено в «Критическом пути» [«Critical Path»], чистый[8] результат эволюционного моделирования человеческих дел есть всегда последовательно объединенный продукт:

1. космической эволюции;

2. комплексной эволюции мириад индивидуальных боязливых-и-мотивированных-страстным-желанием человеческих инициатив.

Обе эволюции — номер один и номер два — строго соответствуют космическим законам, вроде тех, что управляют гравитацией, радиацией, биологией ДНК и РНК, индивидами и видами, управлением планом формирования-и-роста.

Эволюция номер один напрямую следует космическим законам.

Индивидуумы эволюции номер два вообще не осознают космических законов и путаются в мириадах индивидуальных различных путей в последовательно более сложных сценариях, все из которых, в конечном счете, всебессознательно и взаимодополнительно управляемы теми же самыми космическими законами, что управляют двумя взаимопересекающимися компонентами эволюции номер один, то есть их фактологической несомненностью и их экспериментальными инициативами проб-и-ошибок.

Человечество есть экспериментальная инициатива Вселенной. Эксперимент состоит в том, чтобы проверить, может ли комплекс космических законов поддерживать целостность вечной регенерации, позволяя тем временем уму вида «гомо сапиенс» на маленькой планете Земля открывать и использовать некоторые математические законы, управляющие планом Вселенной, посредством чего эти самые люди могут методом проб и ошибок субъективно развиваться от изначального невежества до удовлетворительно информированных, успешных наблюдателей локальной Вселенной по всей физически и метафизически критической информации и, таким образом, служить объективно как удовлетворительные решатели проблем локальной Вселенной, для поддержания целостности вечно регенеративной Вселенной.

Мудрость следования развитию-через-пробы-и-ошибки не накапливается от изменения рулевого угла сильно влево до равно резкого ошибочного поворота руля вправо. Эволюционный прогресс в системах, управляемых методом проб-и-ошибок, осуществляется через последовательно более тонкую лево- или правостороннюю коррекцию ошибки. Этой последовательной редукции механического момента должно, однако, предшествовать прямое признание ошибки и, таким образом, истины, которая была скрыта ошибочными предположениями о вчерашней ложной самодовольной рационализации.

Функция критического сбора информации и решения проблем в локальной Вселенной/Универсуме очевидна в передней кабине всех больших самолетов. Когда дверь в отделение пилотов и инженеров остается открытой, вы можете видеть мириады приборов, покрывающих все стены и потолки кабины. Циферблаты расположенных в кабине приборов показывают визуально и точно всю нагрузку, напряжение, температуру, давление, скорость, передачи, а также другие значимые условия всех критических частей корпуса самолета, фюзеляжа, крыльев, рулей, посадочного устройства, системы электропитания, багажного отделения и пассажирского салона, также, как внутреннюю и внешнюю температуры, атмосферное давление и т. д., равно как всю, сообщаемую приборами, информацию о высоте и как-либо изменяющейся географии облаков, силе и направлениях ветра, так же, как всю электромагнитно получаемую информацию относительно направлений всех окружающих аэропортов и простирающихся направлений полетных курсов.

Через всесторонне синхронизированный контроль этой приборно-сообщаемой информации капитан может поставить корабль в полностью автоматический полет, поскольку его пилоты-помощники и инженеры наблюдают за этими циферблатами и вносят соответствующие корректировки автоматического контроля в ответ на меняющуюся информацию. Именно на основании этой информации инженеры и пилоты способны быть локальными решателями проблем для поддержания целостности их пассажиров и собственной регенеративной жизненной целостности.

Те же самые критический сбор информации и решение проблем в поддержание целостности регенеративных систем также обеспечены электромагнитным оборудованием диспетчеров башни аэропорта, имеющих дело с мириадами переменных ветра и показателей скорости, сопровождения, приближения, посадки, взлета, готовности к взлету, рулежки самолетов на летном поле, каждый из которых стоит миллионы долларов, каждый из которых укомплектован полностью, безотносительно к ценообразованию человеческого груза.

Все эти высокоскоростные, высокорисковые, сложные модели контроля пилотов, диспетчеров и инженеров являются особыми случаями обобщенного локального сбора информации и локального решения проблем для поддержки целостности вечной регенерации.

Вся экология планеты Земля, также как излученная энтропия и гравитационно скоординированный-и-взаимосвязанный караул солнечной системы и галактики Млечный путь и 2 млрд. других известных галактик — все есть выражение особого случая локального-во-Вселенной сбора информации и проблеморешения в поддержку синергетической целостности эпизодически пересекающегося сценария Вселенной.

Функция локального-во-Вселенной сбора информации и локального-во-Вселенной проблеморешения есть обобщенный комплекс проблем-и-решений, решение которого математически выражено как улучшенное выражение Эйнштейна E = 2mc2.

Признавая, что:

1. эта функция сбора информации и проблеморешения на маленькой, локальной планете Земля есть космически обобщенная функция;

2. наше переживание в опыте координационной целостности природного шаблона, согласно которому инициирование роста мириад экологически дополнительных биологических видов научно классифицировано; и

3. что природный метод развития успешных биологических типов через пробы и ошибки, наиболее успешно благоденствующих под каждым уникальным, эволюционно прогрессивным, экологическим изменением, демонстрирует, что предпочтительная технология окружающей среды исключает выживание лишь самого пригодного;

мы приходим к полной реализации того, что несостоятельность людей на планете Земля в том, чтобы осуществить удовлетворительно и искренне их обобщенный сбор информации и решение проблем в поддержку вечной регенерации Вселенной, попросту означает смерть их частной планетарной заданности в качестве обеспеченных умом индивидов. Несостоятельность людей означает, что эта функция должна быть выполнена в локальной Вселенной другими явлениями, способными надежно служить в осуществление функции накопления информации и решения проблем. Бесконечное шоу Вселенной должно продолжаться.

Когда индивиды переключают всеобъемлющую космическую регенерацию в исключительное преимущество их собственного выживания и удовольствия, и преуспевают в затянувшемся локальном препятствовании космической регенеративности, они дисквалифицируют изобретение «человек» в качестве надежной функции регенеративной Вселенной. Они столь же безответственны в космической системе, как те сотрудники компании, что присваивают содержимое кассового аппарата, переводя средства на свой счет. Это космически верно для долларового миллионера, переводящего себя в позицию извлечения большой прибыли, предполагающую изворотливые, абсолютно эгоистичные решения, которые сознательно и легально лишают многих других средств к выживанию — «к черту следующее поколение» — что обеспечит ему аплодисменты от других влиятельных богатых индивидов, поскольку обеспечивает им ощущение большего комфорта насчет суммы своей самости, включая эгоизм.

Если вы по неведению полагаете, что на планете Земля недостаточно средств для поддержания жизни всего человечества, то выживание наиболее приспособленного самолестно гарантирует величайшее самолюбие. Однако, это возможно только вследствие состояния неведения новорожденных людей, и 99,99 % неразличаемых технологических возможностей, которые они не признают, составляет огромное изобилие ресурсов, доступных для обеспечения всего человечества наивысшим уровнем жизни.

Теперь мы научно и неопровержимо находим, что есть достаточные средства для поддержания всего человечества. Но человечество и их лидеры еще не усвоили того, чтобы в достаточно убедительной степени переориентировать международные дела в такой манере, чтобы реализовать устойчиво высокий стандарт жизни для всех.

Существует три сильных препятствия для реализации человечеством его всеобщего физического успеха:

1. технические средства его осуществления существуют всецело в невидимых сферах технологий;

2. эксперты слишком узко специализированы в развитии невидимого достижения [в своей области] для того, чтобы представить себе синергетическое значение интеграции достижений в их собственных областях с невидимыми достижениями других областей;

3. совершенно иные, успешные способы метаболического учета, жилья, самообеспечения, кооперации и наслаждения жизнью незнакомы и неочевидны.

По причине того, что в древности был осуществлен вооруженный захват земли физически наиболее сильными, и вследствии этого, вооруженный захват, вызванный назначенными властями «министрами Бога», королевским делам в отношении земель был приписан статус одобренных Богом и гарантированных соглашений.

Землевладение, которое поначалу соткало в ткань повседневной жизни королевский указ и тысячу лет прецедента судебного процесса, стало общепринятым космическим явлением, на вид столь же неизбежным, как погода. Люди научились играть во многие его игры.

Земельное «владение» и те всеобъемлющие штуки, что связаны с ним, и все законодательно-документирующие увековечивания конституируют крупнейшую социально-экономическую ошибку традиции, в настоящее время поддерживаемую крупным сегментом человечества, влияющим на международные дела. Во всем этом нет ничего нового. Что здесь новое, так это то, что человечество пошло так далеко, как только может, с этой значительной ошибкой, и находится при окончательном выяснении вопроса о том, сможет ли оно освободиться от нежелательной смирительной рубашки, сделав это вовремя, чтобы выйти из величайшего в истории, причиняемого ошибкой, кризисного падения в вечность.

У нас действительно есть и знания, и технические средства решить эту проблему, если будем действовать достаточно быстро. Это именно то, о чем написана данная книга.

 

Ух, чую дух в моих владеньях!

 

Я чувствую запах крови Англичанина

Будь он живой или будь он мертвый,

Я размелю его кости,

Чтоб приготовить мой хлеб[9].

 

Не существует словарного слова для армии невидимых гигантов, высотой в тысячу миль, соединенных руками, подпоясывающих планету Земля. С тех пор, как существует точно такая невидимая, абстрактная, юридически-изобретательная армия гигантов, мы изобрели слово «GRUNCH» в качестве группового означающего — «a grunch of giants». GR-UN-C-H, который означает «ГРУБЫЙ ГРАБЕЖ ВСЕЛЕНСКОЙ НАЛИЧНОСТИ» [GROSS UNIVERSE CASH HEIST], выплачивает ежегодные дивиденды в размере более одного триллиона долларов США.

GRUNCH занят исключительно инструментальнодостижимыми-и-оперируемыми, всецело невидимыми химическими, металлургическими, электронными и кибернетическими сферами реальности. Средний возраст гигантов GRUNCH — 34 года, большинство из них выросло из того, что Эйзенхауэр назвал «военно-промышленным комплексом» в период после Второй Мировой Войны. Они не есть то же самое, что довоенные международные медные или оловянные картели. Гранч гигантов состоит из корпоративистски взаимозамкнутых владельцев бескрайней невидимой империи, включающей радиоволны и спутники; плюс бескрайняя видимая империя, которая включает лишь все восемнадцатилетние и более молодые города небоскребной группы во всем мире, равно как фабрики и исследовательские лаборатории, удаленно вызванивающие старые города и все Восточное индустриальное развертывание, включая такие, как Тайвань, Южную Корею, Малайзию, Гонконг и Сингапур.

Они контролируют финансовую кредитную систему некоммунистического мира вместе со всеми финансовыми средствами запуска любых венчурных инициатив массового производства и распределения мирового уровня. Заключая трудовые соглашения почти со всеми подающими надежду студентами научных университетов перед их выпуском, они монополизируют все специфические теоретические ноу-хау, чтобы эксплуатировать свой обширный инвентарь уже приобретенной невидимой технологии ноу-хау.

Кто направляет Гранч? Никто не знает. Он контролирует все банки в мире. Даже безмолвные Швейцарские банки. Он делает то, что его юристы говорят ему. Он поддерживает техническую законность, и готов доказывать ее. Его юридическая фирма называется «Макиавелли, Макиавелли, Атомы & Нефть» [«Machiavelli, Machiavelli, Atoms & Oil»]. Некоторые думают, что второе Mach есть прикрытие для Mafia.

Гранч не изобрел Вселенную. Он ничего не изобрел. Он монополизировал «знаю-где» и «знаю-как» [know-where and know-how], но лишен «знаю-почему/зачем» [know-why]. Он озабочен абсолютным эгоизмом и его гарантированным удовлетворением. Он столь же слеп, как его Швейцарские банки — безмолвны. Больше, гораздо больше о Гранче будет сказано позже.

Когда сделаны фотографии гигантских стадионов, полностью упакованные фанатами на рок-концерте или футбольном матче, мы понимаем, как выглядят 100 000 человек. Мы все думаем о Хиросиме как о худшем единоразовом убийстве людей людьми. Это составило около 75 000 полных больших стадионов. Каждый день каждого года, год за годом, 75 000 таких полных стадионов во всем мире гибнет от голода или его побочных эффектов, несмотря на среднегодовой показатель в 5 % мирового перепроизводства еды, достаточного для полного обеспечения человеческой популяции. Это ежедневное убийство невинных затмевает ужасное убийство Освенцима.

Гранч не является причиной этого, но он мог бы с большой выгодой закончить это. Только потому, что это возможно, не означает, что это легко. Однако, под руководством компьютеров, и с некоторым исполнительным видением, храбростью, инициативой и доведением дела до конца, это может быть очень выгодно в денежном выражении и способно снискать долгую славу для Гранча и предприятия прочеловечества. Это стоило бы лишь 3 % ежегодных дивидендных доходов Гранча, причем сюда включается на только возможность накормить всех смертельно голодных, но также облегчить страшную бедность по всей планете, поскольку демографический взрыв происходит строго среди обедневших людей. Такая мировая инициатива со стороны Гранча устранила бы одну из двух больших угроз продолжению [присутствия] человечества на планете Земля: ядерной бомбежки и перенаселенности.

Великий мировой политэкономический тупик противостояния коммунизм vs. капитализм предполагает, что на нашей планете существует фундаментальное несоответствие поддержания жизни. Таким же образом четыре главных мировых религии полагают, что это должны быть либо вы, либо мы, но никогда не достаточно для нас обоих. Вместе два политических лагеря потратили $6,5 трлн. за минувшие 33 года на то, чтобы купить способность убить все человечество в течение одного часа.

Вместе мы, Земляне, всегда имели соответствующие физические ресурсы, чтобы заботиться обо всем человечестве, но испытывали недостаток в ресурсах метафизических ноу-хау, с которыми можно эффективно использовать физическое богатство Земли. Пригодное ноу-хау могло накапливаться только через опыт проб-и-ошибок, объединенный с синергетически приобретенной мудростью, всецело используемой с абсолютной верой в интеллектуальную целостность, со всеохватной любовью управляющей регенеративной Вселенной. Однако, в 1970-х годах наш рог изобилия ноу-хау, когда-либо более стремительно накапливавшегося, переполнился, и его содержимое синергетически интегрировалось, так, что мы теперь можем заботиться о каждом земном индивиде на устойчивом уровне достатка миллиардера, в то время как [стоимость] проживания составила бы лишь менее, чем 1 % нашего ежедневного поступления энергии на планету от нашего космически сконструированного ядерного реактора, Солнца, оптимально расположенного в безопасных 92 млн. миль от нас и благополучно связанного с нами фотосинтезом, ветром, дождем, волной и всеми прочими погодными поведениями.

В «невидимом» мире технологии изобретатели непрерывно увеличивают количество и качество выполняемой работы на каждый объем или фунт материала, эрг энергии, и единицу рабочего или максимального времени, вложенных в каждое данное увеличение достигнутой функциональной производительности. Этот сложный процесс мы называем прогрессивной эфемеризацией [ephemeralization]. В 1970-х гг суммарный общий итог увеличения полного технологического ноу-хау и их всесторонней интеграции позволил человечеству пересечь эпохальный, но невидимый, порог, в состояние технологически осуществимого и экономически выполнимого универсального успеха для всего человечества.

Это действительное, но невидимое, пересечение порога началось в 1969 году, когда научные знания людей и технологическая изобретательность, поддержанные исключительно достаточным правительственным финансированием из налоговых средств граждан, выяснили, как сделать столь много со столь малым, чтобы быть в состоянии поместить людей на Луну и вернуть их благополучно на Землю. Другими типичными декларациями того, как сделать столь много со столь малым, чтобы позаботиться обо всем человечестве, периода 1970–1980 гг., были:

1. доставка в течение одного полета и установка на математически точный Южный Полюс нашей планеты геодезического купола из нержавеющей стали и алюминия 140 футов в диаметре и площадью в 23 000 квадратных футов, способного выдерживать многократные полные снежные заносы;

2. ракетно-запускаемые спутники, способные транслировать глобальное телевидение и другие программы;

3. планетарный осмотр Солнечной Системы с помощью ТВ-коммуникаций, запущенными с Земли исследовательскими спутниками;

4. компьютерная революция и ее прогрессивная миниатюризация;

5. лазерный луч и его многочисленные возможности, такие, как его чтение цветного ТВ с записей на гладких дисках;

6. успешный полет через Ла-Манш на мускульной силе человека Макриди [MacCready]; и

7. его последующий полет из Парижа в Англию, исключительно за счет прямого действия силы Солнца; и, наконец

8. девяностопятифутовый в размахе крыла самолет того же Макриди, весивший всего лишь 45 фунтов благодаря его структуре из углеволоконного сплава и оболочке из майлара.

В 1970-е гг. можно было технически продемонстрировать, что, применяя наиболее продвинутые ноу-хау для сохранения и использования мировых ресурсов, мы можем, в течение десяти лет от-убийственной-до-жизненной переориентации мирового производства, получить все человечество, наслаждающееся устойчиво более высоким стандартом жизни, чем какие бы то ни было люди прежде имели в своем опыте. Также можно было бы продемонстрировать, что мы можем сделать это, одновременно постепенно сокращая все дальнейшее использование Землянами ископаемого топлива и атомной энергии.

Человечество столь специализировано, и эти эпохальные знаковые технологические факты столь невидимы, что представляется почти безнадежной задачей адекватно сообщить человечеству, что с этого времени, впервые в истории, не приходится быть в ситуации «вы или я» — теперь достаточно для «обоих» — и убедить человечество этого факта вовремя разрешить ему осуществить свой выбор и спасти себя.

Теперь всего много для всех. Война устарела. Обязательно, чтобы мы дали слово всему человечеству — ПОРЫВУ — перед тем, как кто-то по неосведомленности нажмет на кнопку, провоцирующее нажатие всех кнопок.

То, что делает столь затруднительной задачу информирования человечества о его новорожденной возможности выбора, так это понимание того, что успех для всех есть факт, и что все основные религии и политики процветают только за счет того, что на все возрастные группы оказывает влияние по неосведомленности допущенная предпосылка о существовании вечной недостаточности поддержания жизни, неотъемлемо присущей дизайну планеты Земля.

О том, что для всех нас возможно выиграть [такое понимание] — и как — повествует книга «Гранч гигантов».

 

Астро-век Дэвида Слинга

 

В каждом стаде диких лошадей есть доминирующий жеребец. Время от времени молодой жеребец рождается более крупным и становится более влиятельным, чем другие жеребята в стаде. Когда новый большой жеребенок вырастает, доминирующий жеребец вызывает его на поединок. Кто бы ни выиграл, он становится осеменителем кобыл в стаде. Дарвин рассмотрел это явление как способ, которым природа умудряется поддерживать наиболее сильное, лучше скоординированное, наиболее бдительное и быстрее напрягающееся в биологических видах. Операторы беговой конюшни XX века постепенно осуществляют межродственное скрещивание быстро бегущих генов. Природа использует этот прогрессивный, лишь-от-поколения-к-поколению, (ДНК-РНК) — концентрации-генов метод в отборе, развитии и поддержании физически наиболее приспособленных биологических типов, чтобы служить обширному разнообразию всеобщемеждополнительных [omniintercomplementary] функций экологического восстановления планеты Земля, чтобы войти в силу под любым и каждым набором вариантов условий окружающей среды.

Природа использует тот же самый, исключительного-выживания-через-последовательные-поколения, концентрации-генов принцип, когда люди вводятся в сложную экологическую схему взаимодополнительной возрождаемости жизни на планете Земля.

В то время, как природа несомненно инициировала инсталляцию человеков на планете Земля с полугигантским превосходством, она должна была в итоге раскрыть им через уроки прямого опыта, что человеческая мышца — ничто по сравнению со способностью направляемого умом мозга.

Я получил одно из самых важных рабочих предположений в моей жизни, когда предпринял попытку ответить на мое собственное самовопрошание от 1927 года: «Почему люди были включены в план Вселенной?».

Мой гипотетический ответ от 1927 года был и остается следующим: то, что впечатляет меня больше всего, есть на опыте демонстрируемый факт, что все живые организмы, кроме людей, имеют некоторое, органически встроенное, оборудование, которое дает им врожденное физическое преимущество в том, чтобы выдержать специфические условия окружающей среды — аппарат, который может обеспечивать и действительно обеспечивает благоденствие лишь в условиях плотных джунглей реки Амазонки — птица, которая может красиво полететь, но только в небе, которая не может снять с себя эти крылья, когда неуклюже прогуливается — рыба, имеющая оборудование для извлечения кислорода из воды, и умирающая без воды.

Вместе со многими существами человек имеет мозги.

Мозги людей и других созданий всегда и единственно координируют и складируют в памяти информацию, сообщенную мозгам внутренними и внешними устройствами ощущения относительно каждого отдельного случая в системном опыте.

Но людям дарован умственный доступ к объективно доступным пониманию математическим принципам, посредством чего они могут создавать свои собственные крылья, чтобы управлять всеми особыми случаями целиком окрыленных птиц.

В дополнение к мозгам, люди имеют умы, которыми не владеет ни один известный организм.

Невесомые, нефизические умы заняты обнаружением взаимосвязанной значимости все-время человеческого таким-образом-далеко-экспериментально-открытого и экспериментально-проверенного инвентаря когда-либо-эксперементально-передоказуемых, только-математически-выражемых законов космического плана и управления теми законами мультиальтернативных свобод реализации как математически острых, всерациональных, различно величинных, структурно ассоциативных и диссоциативных, неодновременных и единственно всекомплексно взаимодополнительных, всегда и исключительно совпадающих в эпизодах, всецело необходимых для вечно возрождающегося сценария Вселенной.

ЛЮДИ: ЕСЛИ успешно развитое физиологически, психологически и философски от них родившееся-голым, беспомощное-в-течение-месяцев, неопытное состояние абсолютного невежества, будет последовательно образовано, движимое лишь врожденным голодом, жаждой, инстинктом размножения и любопытством в первые периоды освоения, может, таким образом, обнаружить частые ошибки предположения, идентификации или выполнения, с помощью чего, если врожденная храбрость индивида и смысл важности истины больше, чем смысл гордости индивида, ошибка допускается только при неосторожном раскрытии того, что есть верно, что открытая истина может оказатьcя, как физически, так и метафизически вдохновляюще полезным информационным предложением путей последовательного улучшения физических систем поддержания жизни и их реализаций в окружающей среде вместе с их операциональной информационной повесткой, после чего, поддержанная опытом последующих, более благоприятных обстоятельств окружающей среды, накапливающихся только к их вечной неизменности при непосредственном самопредупреждающем/наставляющем интуитивном побуждении/возникновении от их врожденной любви к истине, таким образом, что вдохновленные индивиды упорно продолжают с целостностью через сотни тысяч поколений такой обусловленности только-методом-проб-и-ошибок, с межспариванием в каждом поколении, в котором взаимное выживание под воздействием развивающейся среды и взаимно образованные исключительно такими артефактно-совершенными, креативными превращениями негативных обстоятельств в позитивные, и через их регенеративные спаривания для концентрации ДНК-РНК, контролируя исключительно углы и частоты, программируя структурную и механическую конструкцию творческой способности воображения и их надлежащую сноровку умений, из которой, с изобретением слов, их метафизические инструменты и достижения коммуникаций электромагнитного спектра, могли бы вовремя достичь и поддерживать полубожественный уровень, исключительно осуществленный артефактами, творческим дизайном мудрости, адекватный к восполнению целебности окружающей среды в поддержку всего человечества, ТО тогда люди должны обнаружить, что они были включены во Вселенную для функционирования: во-первых, как комбайны-сборщики информации в локальной Вселенной; во-вторых, как веялки-просеиватели информации; в-третьих, как открыватели обобщенных образцов-и-принципов; и, в-четвертых, для использования этих принципов объективно, для того, чтобы служить решению проблем локальной Вселенной в поддержку целостности вечно воспроизводящегося, однако имеющего лишь частичные пересечения между своими эпизодами, сценария Вселенной.

Для того, чтобы люди могли эволюционно функционировать таким образом, нужно, чтобы им сперва были предоставлены мозги, а затем предоставлен доступ к уму.

Как уже упоминавшееся, но требующее повторения, стоит отметить то обстоятельство, что человеческие мозги, вместе с многочисленными человеческими созданиями, функционируют всегда и исключительно в качестве координаторов всей постигаемой восприятием информации касательно каждого отдельного случая временного опыта, причем все эти случаи имеют начало и конец.

В отличие от мозгов, которые созданы из физической материи, невесомый, нематериальный, метафизический ум имеет уникальную особенность время от времени обнаруживать вечные взаимосвязи, невидимо существующие между специфическими событиями, каковые взаимосвязи не могут быть открыты какими-либо или всеми системами физического восприятия мозга — например, математический закон, управляющий силой тяжести, незримо связующей не только Солнце и удаленные от него на много миллионов миль вокруг планеты, как открытый через невесомую невидимую концептуальную передачу мысли от Кеплера к Галилею и, далее, к Ньютону, каковой также согласует между собой никогда-ранее-не-соприкасавшиеся части системы галактик в локальной Вселенной, но также электроны, удаленные от их ядер.

Относительное взаимное тяготение, незримо действующее между любыми двумя, равноудаленными друг от друга, космическими телами, как сравненное с любой другой парой космических тел, равноудаленных друг от друга, пропорциональны мультипликативному продукту относительных масс пар, и взаимопритягательность любой пары небесных тел изменяется обратно пропорционально квадрату расстояния между ними. Сократите вдвое расстояние между ними, и взаимное тяготение увеличится вчетверо.

Человеческий разум наделен полубожественной способностью открывать и использовать некоторые из лишь-математически-передаваемых вечных законов, управляющих дизайном Вселенной, вечно самой по себе воспроизводимой.

Когда я родился в 1895 году, человечество было на 95 % неграмотным и нуждалось в лидерах. Сегодня ситуация полностью изменена. Сегодня человечество грамотно на 65 % и способно к осуществлению его собственных мыслей, принятию решений и инициатив.

Возвращаясь к генетическому развитию и истории людей на борту нашей планеты, мы замечаем, что благодаря всего лишь концентрации генов в последовательности поколений спаривающихся выживших были повсеместно произведены лучшим образом по схеме люди среднего размера также для средних условий окружающей среды. Развитие как гигантов, так и карликов, произошло в борьбе с крайностями окружающей среды.

Люди мыслят размер людей в терминах высоты. Математика, однако, показывает, что, если мы, соблюдая равные пропорции, вдвое увеличим высоту человека, то мы получим в четыре раза большую площадь поверхности (кожи) и в восемь раз больше объема (плоть и кости — вес). «В два раза больше» — на самом деле в восемь раз больше. Гиганты действительно были неодолимыми.

Инструменты являются единственными-периодически-используемыми, нетелесными расширениями интегральных возможностей расширения биологических видов. Паучьи сети являются инструментальными расширениями пауков. Гнезда являются краткосрочным инструментом расширения птиц, чье регенеративное функционирование занимает лишь незначительную часть их жизнедеятельности. Для того, чтобы быть достаточно легкими, чтобы иметь возможность летать, птицы должны физически разделить все их общие сущностные жизненные функции, в не-континуальном виде требуемые для их выживания и развития. Одновременно содержа в себе эмбрион и пищу, яйца являются инструментом внешней формы, отделимой-от-системы, зарождения-новой-жизни, которые вместе с обособляющими гнездами обеспечивают средствами, благодаря которым мать-птица может необременительно летать — разыскивать червей или в-насекомых-упакованное потребление-энергии-как-тепло, чтобы передать его эмбриону внутрь теплопроводной яичной скорлупы в его теплохранящем гнезде, и сделать это до того, как яйца станут слишком холодными. Позже она приносит червей и насекомых прямо к самим вылупившимся птенцам, защищенным в их теплохранящем гнезде — контролирующем тепло инструменте.

Гнезда и яйца есть, действительно, инструменты, каковой является и утроба, только-единичным-в-промежуток-времени, перенесенным-от-млекопитающих, инструментом продуцирования-новой-жизни. Млекопитающим не приходится летать, так что они могут носить инструменты интегрированно, внутренне, так же, как они носят свои сердца, печени и другие непрерывно связанные между собой, часто используемые инструменты. Все инструменты существуют во Вселенной только как сущностно функционирующие компоненты программ развития живых организмов.

Отсеченный палец может быть быстро воткнут обратно на руку, чтобы, казалось бы, функционировать снова, как, несомненно, составная часть организма. Всеобъемлющий факт, однако, заключается в том, что ничто во Вселенной не соприкасается с чем-либо еще. Не существует твердых тел. По сути, нет вещей. Существуют только критические- близости-и-частоты, уникальные совокупности взаимодействующих событий на простом принципе. Событие электрон столь же далеко от событий его ядра, как Луна от Земли, представленная ее размером относительно их случайных диаметров.

Биологические организмы, подобно всем системам во Вселенной, состоят из местных взаимовозрождающих функций в простом принципе. То же самое со всеми видами. Люди обладают широким спектром общих сущностных функционирований, частота и продолжительность использования которых могут быть равным образом развиты как интегральные/целостные либо неинтегральные/внецелостные, неорганические или органические инструментальные расширения их измельчения, резки, царапания, маркировки, формирования, или трансформативной и транспортативной функций выживания и развития.

Простое изобретение инструмента, например, взятие в руки камня, чтобы бросить его в целях самообороны, требует лишь инстинктивного функционирования мозга. Почти везде камни лежат готовыми к тому, чтобы быть использованными в качестве средства, усиливающего кулаки тяжестью, но лишь время от времени в них возникает нужда, чтобы долбить, колотить или разбить. Уму, в одиночку постигающему сложное взаимодействие принципов, заранее требуется изобрести камнеметные пращи, пружиннозарядные катапульты или лук-и-стрелы лучников.

Средства самообороны или агрессивной войны, называемые оружие, часто воплощают принципы, которые могут быть использованы для конструктивной, а не разрушительной, работы. Сверх того, они могут позитивно решить изначально негативную, усугубляющую насилие, проблему — основное предписание науки дизайна. С другой стороны, шариковые ручки, носимые нами в нагрудных карманах по причине частого использования, могут быть равно использованы как конструктивно, для того, чтобы сделать спасающее жизнь предписание, так и деструктивно, в качестве кинжала. Мой слуховой аппарат и мои очки являются более долговременными компонентами моих часов бодрствования, чем миллионы ежедневно умирающих-и-перемещающихся протоплазматических клеток, из которых построено мое тело — в противном случае я не могу терять по фунту в день. Мои очки и слуховые аппараты вместе весят всего четверть фунта. Тот же инструмент может стать расширением для многих лиц, и на большее число лет, чем человеческие поколения. Мосты и трансконтинентальные магистрали являются универсальными социальными инструментами.

Самолеты есть совместно взаимозаменяемые инструменты человеческого полета. Существуют как метафизические, так и физические инструменты. Корпус математики представляет метафизические инструменты. Взаимосоответствующие кванты метафизической информации представляют собой инструменты. Отделение Математики Массачусетского Технологического Института официально утверждает: «математика есть наука о структуре и модели [pattern] в общем». Физические структуры есть инструменты. Математика делает возможной синергетическую организацию метафизической информации, которая может быть последовательно объективизирована в виде контролируемых моделью или развивающихся систем инструментов, которые могут с преимуществом изменить условия физической среды существования человека.

Полное имя для всевозможновзаимосвязанного значения всех физических и метафизических инструментов есть «технология». Все технологии регулируются обобщенными физическими законами. Все они могут быть физически продемонстрированы и метафизически выражены. Физическая Вселенная сама по себе всетехнологична — комплекс различных частот для взаимодополнительных функций всецело продуцирует неодновременное, многочастотное, многоразмерное, исключительно межэпизодно пересекающееся, вечное возрождение.

Придуманные людьми законы, правовые соглашения, королевские указы не являются инструментами. Придуманные людьми законы и обычаи не являются технологиями. Это политические уловки власти, изначально установленные исключительно благодаря «правам» утверждения-и-поддержания-физической-силой. Корпорации — не инструменты. Они есть условно признанные, провозглашенные властью, правовые ухищрения.

Существуют два фундаментальных типа инструментов: те, что могут быть созданы одним человеком без какой-либо физической или метафизической посторонней помощи со стороны других людей, и те, что не могут быть изобретены, развиты или управляемы одним человеком в одиночку. Последние, много-человек-включающие инструменты, есть промышленные инструменты.

Саморазвившимися инструментами являются ремесленные инструменты. Саморазвившиеся ремесленные инструменты могут быть сложными и даже усиленными, подобно тем, что запряжены животными или запружены потоком воды. Ремесленные инструменты, использованные в качестве оружия, позволяют физически малым людям поразить физически как физически более крупных людей, так и еще более крупных животных — примером может служить яма-ловушка на тигра.

Это подводит нас к убийству великана Голиафа Давидом и к обобщенному принципу управляемой-мозгом мышцы управляемым-умом мозгом, метафизического управления физическим. Это, в свою очередь, приводит нас к настоящему противостоянию человечества Гранчу Гигантов — наднациональных корпоративных конгломератов — крупнейших гигантов невидимой «Экстремальной Езды» [«Rough-Riding»] планеты Земля. Пока вы можете видеть их небоскребы и заводы, это лишь физическое имущество, занятое людьми-трутнями, работающими на неуловимо невидимые корпоративные конгломераты.

 

Головы и хвосты, которые мы выиграли

 

Корпорации не есть ни физический, ни метафизический феномен. Они есть социоэкономические уловки — юридически принятые игрища — согласованные только между подавляюще мощными социоэкономическими индивидами, и навязанные ими человеческому обществу и всем его невольным членам. Как могут маленькие люди успешно справиться с этим крупнейшим за всю историю невидимым Гранчем нечеловеческих Гигантов? Прежде всего, мы, люди, должны понять игры гигантов, а также игровое оборудование и системы подсчета очков. Но прежде, чем мы сможем понять их игрища, мы должны изучить историю и развитие гигантов самих по себе.

Один из моих старых друзей, уже давно умерший, был гигантом, членом семьи Морганов. Он сказал мне: «Баки, я Вас очень люблю, а потому с сожалением вынужден сказать, что Вы никогда не достигнете успеха. Вы всюду объясняете простыми терминами то, чего люди не постигли, тогда как первый закон успеха гласит „никогда не делай вещи простыми, если ты можешь сделать их сложными“.

Так что, несмотря на его благонамеренный совет, здесь я собираюсь объяснить гигантов.

В дополнение к теме Давида и Голиафа, случившейся до новой эры, мы имеем историю Роланда (Childe Roland) 800 года н. э., легендарного сына Джилл — сестры Карла Великого. Существует много поэтических хроник, повествующих об enfances молодого Роланда (героические деяния очень молодой персоны), такие, как победа над гигантами — одного звали Феррагус [Ferragus] и другого — Эвмонт [Eaumont]. С восьмого по семнадцатое столетие появилось множество вариаций этой истории, опубликованной на латыни, итальянском, французском и английском языках.

Особо почитаемый в Италии, Роланд был известен как Орландо Фурьозо [Orlando Furioso] — обратный порядок первых двух букв в имени — от ro к or — что было увековечено в поэме Людовико Ариосто [Ludovico Ariosto] в 1502 году н. э.

Первая всеобъемлющая хроника Роланда была написана на латыни Турпином [Turpin], Архиепископом Реймса, до 800 года н. э. Роланд (или Орландо) упомянут Данте в его Божественной Комедии, и составляет тему песни, которую поют в Битве при Гастингсе, известной как Песнь о Роланде (ок. 1 100 г. н. э.). Шекспир упоминает о нем в Короле Лире.

С появлением радио и телевидения вчерашние детские книжки а-ля „Сказки матушки гусыни“ были постепенно заброшены. Сегодня мало людей знакомо с тысячелетней историей рева гиганта, как только Роланд подошел к его башне: „Ух! Чую дух в моих владеньях / Я чувствую запах крови Англичанина / Будь он живой или будь он мертвый / Я размелю его кости / Чтобы приготовить мой хлеб“[10].

Величайшие, восседающие на конях, монархи в дни Роланда могли и делали присуждение значительных охотничьих и сельскохозяйственных угодий их восседающим на конях кровным родственникам и военным соратникам, которые вместе охотились на его землях и затем обрабатывали их пешими, платящими десятину, арендаторами.

В древнем Северном Китае новый вид гиганта развился долго, задолго до роландового времени гиганта трех-составных-частей, то есть маленького человека, с дубинкой, восседающего на лошади — который мог сокрушить и действительно сокрушал большого, пешего, ведущего племя пастыря. Этот новый составной гигант, восседающий на лошади хулиган, мог перевести свое единственное преимущество именно так, как он желал в плане продуктивности поддержания жизни от пешего крестьянства. (Pa ys = land [земля]; ped [нога] = foot [ступня] = ped ant = pa ys antry = peasantry = комбинация на земле и на ступнях = pa y of lands = pa of patriot [патриот] = pa of pagans [язычник, атеист, неверующий] = patois [местное наречие, говор] = po-gan, pa-gan peasantry [языческое крестьянство].)

Водруженный на лошадь, владеющий дубиной[11] хулиган утверждал — также, как рэкетиры XX века — что ему принадлежит земля, на которой пастухи пасли своих овец или фермеры выращивали свой посев. Не существовало никакого способа, каким бы пастух мог противоречить хулигану. Каждую ночь многие овцы пастуха исчезали, пока пастух не соглашался „принять защиту“ конного хулигана. Таково было происхождение „собственности“. Сильнейший из лидеров банд всадников становился императором.

Император вознаграждал своих приспешников наделами на землю пропорционально делам их рук, которые они исполнили для него.

Не существует никакой исторической записи основателей религии, которые были бы столь смелы, что утверждали бы, что Бог пожаловал землю любому. История свидетельствует, что религиозные лидеры часто выполняли распоряжения своего короля установить крест или другой символ одобрения Богом их достигнутой мечом обширной конфискации земель и утверждения прав собственности.

Более тридцати тысяч лет назад, эти доисторические коневосседающие „землевладельцы“ начали расширять свою территорию на север и запад за Гималаи в Монголию и затем еще западнее в Европу.

Также, начиная со времени около тридцати тысяч лет назад, жители Южных островов Тихого Океана, а также южные и северо-восточные континентальные азиаты, пришли на Западный берег северной, Центральной и Южной Америк с Востока на плотах, будучи захвачены Японским течением. Многие, если не большинство, сплавлявшихся на юго-восток азиатов, колонизировали западный берег Америк и островов восточного Тихого Океана. Поток затем возвратил некоторых рафтеров в Юго-Восточную Азию, как это продемонстрировал Тур Хейердал с его плотом Кон-Тики. Эта, ограниченная Тихим Океаном, овальность путешествия по Японскому течению сформировала контур Полинезийского мира, в пределах которого говорили на общем основном языке. Полинезийцы стали мировыми водными людьми. Полинезия составляла больше четверти планеты Земля. Большие горные цепи Западного Побережья и пустыни замедлили миграцию Северо- и Южноамериканских береговых и сидящих на плотах колонистов на восток. Землевладеющие на многих Северо- и Южноамериканских прибрежных точках от Аляски до Чили, эти, плотовладеющие полинезийцы, распались на множество групп, как только они двинулись в восточном направлении по многим маршрутам как Северной, так и Южной Америк, чтобы стать известными как индейцы.

Будучи водными людьми, индейцы предположили, что Большой Дух (не антропоморфный Бог) дал им права рыбной ловли, охоты и земледелия, но никогда не землевладения. Для них было очевидно, что земля могла принадлежать лишь Большому Духу. Несколькими столетиями позже индейцы думали, что они продавали европейцам лишь лицензии на рыбную ловлю и охоту, но не права собственности. Они были водными людьми. Никакой моряк не может реалистично помыслить „обладание“ специфической областью вечно преобразующихся океанских вод. Многие пираты тщетно пытались сделать так.

Мы имеем, исторически, два главных обзора мира, оба они начинаются примерно тридцать тысяч лет назад: (1) с Востока через воду, движение на Восток от Юго-Восточной Азии, и (2) движение на Запад через сушу из Северо-восточной Азии. Мастерство всего моря наконец пошло к одной наземной стране за другой.

Тысячелетия спустя после первого размахивающего дубиной восточного всадника, требовавшего земельной собственности, движущийся на запад от Востока к Европе стал защищен шлемом и бронированным металлом. Из-за ограничения грузоподъемности лошади и сказывании веса на ее скорости, наиболее эффективными из бронированных наездников были, подобно современным жокеям, жилистыми, сильными, маленькими людьми. Осмотр доспехов в европейских музеях обнаруживает миниатюрный размер наиболее успешных рыцарей. Главное значение того, что мы изучаем, состоит в том, что для пешего человека восседающий на лошади и бронированный человек стал новым и грозным гигантом.

Поскольку бронированному рыцарю требовалось множество помогающих рук, которые водрузили бы его на лошадь и содержали бы его лошадей и оружие, ему приходилось располагать их благожелательностью и поддержкой, чтобы его помощники не сокрушили его, когда он спешивается и заключается в броню. Как следствие, маленький, жилистый человек в конной броне часто становился победителем странствующих групп маленьких людей. Маленький бронированный рыцарь был более маневренно эффективен, чем бронированный гигант, когда многоохватный вес последнего перегружал его посадку на коня.

Как особое следствие этой тенденции, мы имеем негигантских, успешно бронированных Рыцарей Круглого Стола Короля Артура, использовавших свое всадничество и бронированность для исправления заблуждений, вызванных против людей местными хулиганами и неуклюже бронированными, водруженными на лошадей, землевладельцами.

Оружие, броня, драгоценные камни. Кожи, меха, ткани, специи, ладан, ручные ткацкие станки и другие ручные инструменты были основными товарами, торгуемыми во времена Роланда. Золото, серебро и оловянная посуда служили в качестве денег. Торговля осуществлялась на ногах, спинах животных или на принесенном рекой маленьком судне. Земля повелителя была основным богатством.

Команды вооруженных всадников могли защитить караваны везущих товары лошадей, верблюдов и слонов наряду с людьми-носильщиками. Эти караваны могли перевозить изначально развитое культурой Востока богатство на Запад, когда-либо более отодвинув на запад границы человечества, где недавно могущественные культуры могли приобрести исторически признанные принадлежности державных дворов Востока.

Новый вид создания богатства исторически приходит с изобретением и развитием решительно и сильно перевернутых, ребристых и обшитых досками, высоко-над-морем-держащихся, большебрюхих и, в гораздо более поздние времена, вооруженных пушками парусных судов.

Эти большие корабли были построены на вертикальных опорах. Их кили были положены на тяжелые деревянные поперечные связи и заблокированы от преждевременного скольжения. Эти поперечно связанные „пути“, ведущие вниз, очень мягко наклоняли борта в глубокие воды гавани. Когда корабельный корпус был закончен и водонепроницаем, поперечно связанные пути смазывались жиром и блокировочные подошвы выбивались из-под корабля. Сила тяжести обеспечивала быстрое скольжение корабля в сторону моря, поддерживая его вертикальный баланс достаточно долго, чтобы погрузить его в воду палубой кверху.

После запуска корабль удерживался на плаву постепенно в последовательности деревянных, оборудованных краном, доков снабжения — внутренние палубы и надстроечный док; док цепного покрытия; мачтоустанавливающий док; док оснащения и сворачивания парусов; лебедку-, кабестан- и вооружение устанавливающий док. Наконец, корабль приплыл далеко к различным землям, где вышеупомянутые мачты, ткани, канаты и т. п. последовательно заменили исходное временное оборудование. (Лучшие в мире мачты от тихоокеанского побережья Британской Колумбии; лучшее канатное волокно из Манилы, что на Филиппинских островах; лучшее хлопковое полотно для парусов из Египта; лучшее тиковое дерево для палуб из Таиланда.) Потребовалось полное кругосветное плавание, чтобы соединить „все лучшее в мире“ из всего того, что нужно для создания „величественного“ корабля — единственно способного для кругосветного плавания.

Вероятно, первая движующая линия [moving-line][12] верфь в истории была изобретена на реке Менам-Чао-Прая в Бангкоке. Однако наиболее ранняя из известных на сегодняшний день, безопасных в военном отношении, верфь была найдена на греческом острове Милос. Это миниатюрный, окруженный скалой фьорд, хорошо скрытый от врагов глубоко идущим изогнутым входом. На многих горных платформах, выравнивающих стены фьорда, были найдены многочисленные артефакты кораблестроения. Кораблестроительный фьорд Милоса был столь хорошо скрыт, что немцы использовали его в качестве убежища для своей субмарины в Эгейском море во время Второй Мировой Войны. (Венера Милосская, теперь в Лувре в Париже, приехала из Милоса.)

Следующая большая линейно-движующая верфь пока еще должна быть найдена в Венеции. Венецианская верфь была стратегически столь важна, что была первоначально захвачена Наполеоном в ранний период его кампании.

Несколько столетий спустя этот, последовательно продвигавший-вперед-добавлением, кораблестроительный образец, как пока еще несомненно очевидный на венецианской верфи, стал прототипом для всех масс-продуцирующих промышленных „движущих линий“.

Этот корабль был, конечно, инструментом, но не ремесленным инструментом, произведенным одним человеком. Это был промышленный инструмент, массово производимый и действующий только благодаря большому числу высококвалифицированных мастеров, слесарей, плотников, производителей парусины, производителей канатов, железных цепей и якорей, опытных моряков и скоординированных мускулов „всех рук“. Торговое судно было движимой ветром промышленностью, инструментом, который мог плыть вокруг всего мира и нести грузы, стоящие многих состояний, к землям, не содержащим материалы, привезенные на кораблях, которые, будучи объединенными с материалами, вышедшими из порта приписки, произвели реальный достаток для все увеличившегося жизнеобеспечения для все большего числа людей.

Строительство, вооружение и оснащение таких судов, и производство материалов, их которых можно построить их, равно как производство пищи и других предметов необходимости для пропитания и одевания всех, занятых в кораблестроении, потребовало эффективной влиятельной военной власти, способной командовать рабочими обязанностями, требующими полного времени занятости и умениями большого числа вовлеченных в процесс людей. Это также потребовало накопления больших сумм богатств, способных выступать в качестве предметов для переговоров. Предпочтительное договорное богатство было в форме обеспечивающих торговлю драгоценных металлов и камней, коммерчески приемлемых во всем мире.

В течение столетий ранее богатство для переговоров [negotiable wealth] было эффективно доказуемым продуктом труда и его продуктов, зерна и домашнего скота. Позже, богатый протеином рогатый скот составил самую сконцентрированную, из возможных, маневренную реализацию действительного жизнеобеспечивающего блага. Рогатый скот был принят в качестве залога для банковской ссуды в золотой, серебряной и медной чеканке. Когда морское путешествие было успешно закончено, предприниматели на морских судах возмещали банкиру ссуду с процентом в виде телят, произведенных в период путешествия сопутствующим скотом. Это было названо „натуральной оплатой“ [„payment in kind“], kind[13] — в смысле kinder или „children“ [ребенок] скота. Когда банкиры устранили рогатый скот в качестве имущественного залога и стали вести расчеты только в золоте и серебре, то не было никаких золотых монет, порожденных золотыми монетами, подобно порожденным коровами телятам, таким образом, процент был извлечен из капитального золота, с уменьшением акции заемщика, когда он возмещал свой долг. Банкирский процент был вырезан из-, то есть, вычтен из исходной доли кап-итала [„cap“-ital] (головы скота) вкладчика.

Как я прояснил в своей книге „Руководство по управлению космическим кораблем Земля“ [„Operating Manual for Spaceship Earth“], когда фермер или скотовод — производители „реального блага“ первой тысячи дней поддержания жизни — то есть, одна тысяча человекодней жизнеобеспечения — внесли свой валютно-денежный эквивалент в банк, и банкир предоставил из них ссуду в 10 %, то это значит, что он украл 100 человекодней жизнеобеспечения от вклада фермера, вместо того, чтобы обеспечить фермера рекламируемой банком „сохранностью“. Банкир мог скрыть эту ситуацию через увеличение цен в прибылях банков, осуществленное посредством использования элементов реальных благ вкладчика. Но доллар вкладчика мог обеспечить ему гораздо меньшее число элементов жизнеобеспечения.

Безопасное возвращение коммерческих кораблей предпринимателя [venturer] было столь непредсказуемым, что представляло собой высокорисковую инвестицию, но также и очень высокую потенциальную выгоду — наиболее значительный риск, полезная выгода от которого могла бы составить несколько сезонов „урожая“ в своей реализации. Путешествие могло занять несколько или даже много лет до своего завершения. Эти риски, в свою очередь, могли бы быть уменьшены страховкой.

Как следствие всего предшествующего, полутысячелетняя после Роланда, новая и всецело крупнейшая форма невидимых мореходных и землей-поддерживаемых гигантов появилась на планете Земля. Это бы законно исхитренный, абстрактный гигант — „законный“, поскольку физически неотрицаемый, „высокомечно-великолепнословный“ [„topsword“] король своим декретом установил, что это законно. Имея наиболее привилегированные привилегии, одобренными настоящими людьми, гигантский, абстрактный, корпоративный „человек“ был изобретательно создан в 1390 году в Англии. (Корпоративный „человек“, возможно, был изобретен в древнем Вавилоне, для того, чтобы покрыть мореплавательную авантюру[14] властелинов, но мы пока еще не имеем письменных свидетельств на этот счет.) „Его“ абстрактное имя — „Сообщество Коммерческих Авантюристов“. Этот составной человек был сформирован королем Англии вместе с маленькой группой его очень влиятельных друзей, которые властвовали на их, жалованных королем, обширноземельях.

Согласно королевской привилегии, финансировавшие авантюру рискачи не могли считаться ответственными ни за какие потери этой авантюры. С ограниченной ответственностью, личности могли бы предъявить иск компании, но не человеческим личностям, ручавшимся за предприятие. Если предприятие терпело неудачу и банкротилось, то его акционеры теряли свою рисковую долю, но ни в коем случае не могли считаться ответственными по его долгам. Кредиторы компании были неудачниками, а не акционерами. Банкротство не могло оставить никакого кредитного клейма на акционерах компании. Акционеры считались абсолютно безупречными относительно любых неудач экипажа их судов или относительно ущерба, нанесенного столкновением их судна с другим судном. Если данный корабль и его груз были потеряны, акционеры теряли их изначальные акции, но не более того. Пока судно работало успешно, акционеры делили его торговую прибыль.

Было ли судно потеряно или нет, банкир, ссудивший золото для торговли коммерческого корабля, владел производящими жизнеобеспечение землями и их рогатым скотом как имущественным залогом. С тех пор, как многие путешествия закончились бедствием, банкир занял долговременную, способствующую прибыли позицию во всех коммерческих авантюрах, и все еще занимает ее.

Естественно, преимущество ограниченной ответственности акционеров, предоставленное суверенным декретом, поощрило быстрое развитие таких предприятий.

В 1522 году судно Магеллана продемонстрировало, что мир не есть по сторонам растянутая плоскость, на краю которого судно могло бы нырнуть, ни океан, растянутый по сторонам в бесконечность, из которого нельзя было вернуться. Кругосветное плавание кораблей Магеллана доказало, что Земля — сфера, с гигантскими потенциалами торговой монополизации. Законы страны не могли быть приведены в жизнь на море. Мореходы были вне закона — корсары [privateers] или пираты [pirateers]. Наиболее влиятельные беззаконники стали суверенами океанского моря.

В 1580 году королева Елизавета была крупнейшим акционером торгового судна „Золотой Батрак“ капитана Френсиса Дрейка. Естественно, королева предоставила авантюре Дрейка „юридическую“ свободу от ответственности. После платежа Елизавете ее очевидно большей доли, Дрейк и его другие акционеры получили почти 5 000 % прибыль с их рискового капитала.

Будучи полна энтузиазма по поводу ее авантюры с „Золотым Батраком“, в 1600 году королева Елизавета зафрахтовала ограниченную ответственность Восточно-Индийской Кампании. На этот раз акционеры приобрели доли во флоте судов, доков и складов как в Англии, так и в Индии — не только доли на одном корабле, как в более ранней „авантюре“.

Используя свою верховную власть, Елизавета ограничила потери ее лицензированных рискачей их изначальными долями в валюте или равноценном капитале, сохраняя их право получать пропорциональные дивидендные прибыли столь долго, сколь венчурная компания могла существовать — навсегда.

Известного в Англии позже в статусе „Ltd.“ (для „ограниченной ответственности“ [„limited liability“]), во Франции — как „Сообщество на Паях“ [„Societe en Commandite“], в Германии — как „Коммандитное Товарищество“ [„Kommanditgesellschaft“] и как „Inc.“ в США (для „Корпорация“ [incorporated]), этого новорожденного абстрактного юридического гиганта нужно было рассматривать как человеческую личность, уполномоченную делать что-то, что могут делать люди, но также аккредитованную действовать в качестве абстрактной, юридической сущности, способной войти в любую страну или оставить ее, без паспорта. Как таковая, эта сущность была способна занять миллионы людей и любое количество денег, инструментов, зданий и оборудования, и выполнять свои гигантские действия где угодно в океаническом мире исключительно для вечной прибыли ее акционеров.

Когда четырнадцатая поправка к Конституции США была издана в дни расширения железных дорог после Гражданской Войны, Верховный Суд США потребовал, чтобы отдельные штаты предоставили корпорациям все привилегии и защиту, предоставленную гражданам-персонам. Столетие спустя, в 1980 году, Верховный Суд США постановил, что корпорация имеет те же самые права и свободы, что и все граждане США.

Чтобы позволить своим корпоративным органам осуществить колоссальное новое присвоение, Гранч приказал своим любимым марионеткам овладеть мировыми ресурсами океанского дна. С февраля 1982 года США, Великобритания, Франция и Западная Германия достигли предварительного соглашения обойти приостановленный Закон Морской Конференции [Law of the Sea Conference[15]] и продолжить развитие запасов донных минеральных ресурсов, согласно сообщению японского МИДа. Япония выразила протест данному соглашению — не подтвержденный четырьмя другими странами — и заявила, что такая программа должна работать под эгидой ООН. США и другие развитые страны отказались согласиться с требованиями развивающихся стран о том, что разработка морских месторождений происходила под наблюдением агентства ООН с преобладанием более бедных стран.

Правители четырнадцатого, пятнадцатого и шестнадцатого столетий, которые установили и уполномочили этих абстрактных корпоративных гигантов, смогли популяризировать свои действия, празднуя визуальное богатство благ, которые они принесли в их страну и в политическую удовлетворенность многих граждан. Прибыль была явно распределена обществу в виде товаров, услуг, музеев и раритетов публичных мест, произведенных предпринимательством. Дивидендные фишки акционеров были распределены неявно.

Начиная с Трафальгарского сражения 1805 года, силы рискового капитала, поддерживающего „Британскую империю“, стали „Хозяинами морей“. До того времени авантюристы открытого моря держали золото и серебро в качестве их торгового посредника. Это вызвало к жизни всемирное пиратство открытого моря. Кулуарные владельцы Британской Империи тогда изобрели „годовой торговый баланс“ как всемирную бухгалтерскую систему, которая держала их золото вдали от морей и, вместо этого, после подведения итогов торговых взаимодействий в конце года, переводила золото из лондонского хранилища одной страны в лондонское хранилище другой страны. Таки образом золото было выведено из пределов досягаемости мореходных пиратов. Однако это привело многих пиратов в финансовые кварталы больших городов.

Естественно, пакет акций на Ltd.-предприятии стал все более и более привлекательным в качестве инвестиционного риска, однако вскоре денежный размер инвестиций, требуемых для долевого участия, вырос выше средств приобретения у всех, кроме богатых. Брокеры фондовой биржи, для их собственного удобства, ограничили ведение торговли только в виде „лотов“ или „блоков“ по сотне акций, которые быстро подняли рост покупки акций до столь высокой цены, что только очень богатые могли сколь-нибудь долго участвовать в подобном акционировании риска [venture-sharing]. Правила игры капитала „не пускали скряг“ [„kept the pikers out“], истинные скряги остались пешими, составляя гвардию вооруженных пиками [pike] защитников замка[16].

В девятнадцатом веке ограниченная ответственность корпоративных рисков начала не только помещать свои судостроительные древние паровые двигатели на корабли, но также устанавливать их на стальные колеса на рельсах, и выводить их из верфей. Таким образом, началась железнодорожная перевозка тяжелых грузов внутри страны. Это положило начало новой индустрии массового производства, сосредоточенной на внутристановых гидроэнергетических местах. Например, индустриальное рисковое предприятие предписывало приводимое в движение водным колесом массовое складирование продукции фабричного обмолота хлопка осуществлять желательно в таких низкозарплатных странах, как Индия. Годовая бухгалтерия торгового баланса вызвала множество очевидно неадекватных экономических условий, подобно, например, индийским производителям джутовых мешков, работающим за пенни в день. Произведенные таким образом джутовые мешки создавали большую прибыль, из которой в начале XX века финансировалось расширение Массачусетского Технологического Института в США.

Подобные хлопковые и шерстяные венчуры фабричного производства логично сопровождались маленькими венчурами игл и нитей, булавок, кнопок и скобяных изделий, массово производящихся на поточной линии. С введением электричества и электромоторов промышленность начала массовое поточное производство долларовых часов, консервных банок, лезвий для безопасной битвы, потогонное производство одежды больших городов, затем велосипедов, затем легковых автомобилей. Во время Первой Мировой Войны было введено массовое производство стальных пароходов; во время Второй Мировой Войны — массовое производство трансокеанских самолетов; и во время „холодной“, марионеточными-странами-ведомой войны (Третьей Мировой Войны) — внеземные путешествия и транспорт, и массовое производство невидимого потенциала массового уничтожения.

Существует фундаментальное эволюционное копирование, в котором, с каждой новой эрой и фазой технологического и социально-экономического рискового предприятия, как инструменты, так и их продукты становятся больше и больше, а также умножается число вовлеченных людей. Период деятельности становится все больше и больше, вплоть до гигантской пиковой величины, и сопровождается эволюционным производством когда-либо более эффективных результатов с когда-либо меньшим количеством фунтов материала, эргов энергии и секунд времени, и всех их объединяет в совместном действии [synergy] производство когда-либо более всесторонне эффективных инструментов с когда-либо меньшими технологическими артефактами, произведенными когда-либо меньшим числом людей-рабочих — модель „Т“ с 1895 по 1925 годы, выросшая в Cadillac limo 1960-х, затем уменьшенная в 1980-х до японской Хонды.

Например, трансокеанский трафик, приведший к использованию наиболее громоздких из когда-либо существовавших океанских лайнеров, дающих, со временем, ход таким левиафанам, в пять дней пересекающим Атлантику, как 81 000-тонная Королева Мэри и ее дочерний корабль Королева Елизавета. С использованием во время Второй Мировой Войны технологически новых, легких, высокопрочных, непроницаемых для соленой воды алюминиевых сплавов в его суперструктурах, параход Соединенные Штаты был построен, чтобы нести то же самое количество пассажиров и груза, и пересечь Атлантику на той же самой скорости, что Королева Мэри, хотя весил всего 45 000 тонн, то есть 55 % веса Королевы Мэри.

Эти в-пять-дней-пересекающие-Атлантику транспортные средства теперь являются устаревшими. В 1961 году три реактивных самолета выиграли у парохода Соединенные Штаты в пропускной способности, в часах вместо дней, и в меньшей стоимости.

В 1980-е строятся когда-либо более легкие, быстрые пароходы „лайнерного“ типа, но только в качестве роскошных круизных кораблей. В течение двадцати лет, эти устаревшие океанские лайнеры были последовательно заменены десяти-тридцатитонными, в-одну-треть-дня-пересекающими-атлантику, реактивными самолетами.

Другой пример эволюции от-малого-к-большому-к-малому проявлен в мире математического вычисления. В развивающейся тригонометрии и ее решении логарифмами, тысячи монахов работали в течение столетий, чтобы создать таблицы с одной степенью синусов, косинусов, тангенсов и котангенсов. В период Великой Депрессии 1930–1936 гг британские и немецкие математики были наняты их правительствами в совместном проекте вычисления таблицы функций дуги с точностью до одной минуты. Затем, после второй Мировой Войны, пришли большие вычислительные машины, Univac и другие, заполняя целые университетские здания тысячами термоэлектронных труб. Затем появился бескамерный транзистор, и компьютерный вес и объем стали намного меньше, пока мы не пришли к печатным платам и „чипам“, и настольному оборудованию, выполняющим гораздо лучшую работу, чем заполняющее-целое-здание оборудование. Перед всем этим, я сам потратил два до-калькуляторных или — компьютерных года, выполняя тригонометрические вычисления для геодезических куполов. Мне приходилось делать это „обычным письмом“. Затем появились электрические вычислительные машины за 75 фунтов, сопровождаемые карманными компьютерами, с которыми тригонометрические проблемы, отнявшие у меня два года работы, стали разрешимыми в один день одним человеком.

Этот процесс обещает в течение нескольких лет стать настолько миниатюризированным и столь всесторонне искусным, что умещается в размеры слухового аппарата, хотя способен взаимодействовать со всеми компьютерами по всему миру и способен различать, как лучше всего управлять нашей планетой, делая устаревшим мнения корпоративных или правительственных руководителей.

Поскольку массово-капитальный-риск процветал после Первой Мировой Войны, General Foods Company поглотила многих, до Первой Мировой Войны индивидуально владевших бизнесом, индивидуальных массовых производителей консервированной и упакованной еды. General Electric приобрела других успешных производителей электрических благ. Рост корпоративной рисковой активности был, однако, в то время все же идентифицирован уникальными продуктовыми категориями.

После Второй Мировой Войны „слияния и поглощения“, а также прямые „поглощения“ скопили почти всех успешных венчуров промышленного капитала, независимо от класса производимых ими товаров и услуг. Крупные конгломераты сочли это более выгодным, безопасным и кредитоспособным для диверсификации их рисков. Успешные „шишки“ стали даже более жирными — например, приобретение химической компанией Dupont в 1981 году Conoco, занимающей девятое место среди американских нефтяных компаний, за $7,57 млрд. долларов для формирования семнадцатой по счету промышленной корпорации в США. Поскольку многие из этих конгломераций охватывали все производство вооружений национальной обороны, они имели „законное“ право на гарантированную правительственную „помощь“ на случай, если их деятельность становилась финансово „затруднительной“ или неудовлетворительной в долговом отношении. Помощь правительства США, оказанная десятилетие назад компании Lockheed Aircraft, или его многомиллиардно-гарантированная ссуда компании Chrysler Corporation (правительственный производитель военных танков) являются выдающимися современными примерами.

 

Невидимые Ноу-Хау, Inc

 

Как отмечалось ранее, ограниченные в ответственности, абстрактные корпоративные «существа» не нуждались ни в каких паспортах для совершенно незримого путешествия через национальные границы. Вскоре после Второй Мировой Войны пятьсот крупнейших американских корпораций стали наднациональными, получая с ними (за пределами США) невидимые юридические средства управления над тем, что родилось как американская промышленность со всеми ее «ноу-хау». Первоначально за ноу-хау заплатил народ США через принятие его правительством военного времени (или «накануне военного времени») лучших технологий как первоначально развитых исключительно для Министерства Обороны США, или Манхэттенского проекта, или космической программы, развитых в военное время на правительственные («мы-народ»[17]) расходы и превращенные в бесплатные для «эксплуатационной эффективности» в «мирное время» для находящихся в частном владении корпораций.

Первая Мировая Война привела к значительным закупкам военного имущества в кредит американским правительством, и цифры столкнулись с многими миллионами долларов, поскольку частные промышленные корпорации США приобрели послевоенные эксплуатационные права на всю, финансируемую правительством в военное время, производственно-технологическую машинерию новой эры. Акционеры процветали. Вторая Мировая Война видела тот же самый правительственный кредит США, используемый для производства «мультиобширного» новотехнологичного военного имущества, с долларовыми цифрами, сталкивающимися на сей раз со многими миллиардами долларов. Продолжавшаяся треть столетия Третья Мировая Война «холодной вражды» между США и СССР, ведомая за других марионеточными странами посредством многочисленных горячих войн, видела, что ежегодные цифры военного имущества сталкивались со многими триллионами долларов. На 1981 года национальный долг США составляет более триллиона долларов, и США не могут выплатить даже процент по такому долгу. Мы можем вполне корректно называть Первую Мировую Войну миллионнодолларовой войной, Вторую Мировую Войну — миллиардодолларовой войной, и Третью Мировую Войну — триллионодолларовой войной.

Тем временем, все промышленные исследования и разработки, равно как их продукты, стали связаны с невидимыми технологиями атомной, электронной, химической, молекулярно-сплавовой, а также информационной обработки. Все исследования и разработки всех продуктов и услуг, которые собираются затронуть все наши ближайшие дни, теперь будут управляться в сфере электромагнитного спектра «реальности», не будучи напрямую постигнутыми каким-либо человеческим чувством.

В то время как расположенные в Северной Америке фабрики и эффектные городские здания выглядят и мыслятся людьми как собственность Америки, поскольку они расположены на американской земле, большинство из них больше не принадлежит народу США. Например, хотя и мыслящиеся как «американские», большинство небоскребов Гонолулу принадлежит японским банкирам. Арабские нефтяные миллиардеры владеют множеством небоскребов в городах США. Кувейт владеет Киоа — крупным прибрежным островом Южной Каролины.

Того, что было некогда всемирным высоким кредитом для американской изобретательности и дружелюбия, больше не существует. 01.02.1981 посол США в ООН заявил в СМИ, что «вся ООН теперь ненавидит США». То, что они ненавидят, есть Гранч, но Гранч в состоянии ввести в заблуждение весь мир, который будет обвинять совершенно невиновный народ Соединенных Штатов.

Все континентальные фабрики и территория США, а также 90 % всего того, что может и действительно производит физическое богатство, уже стало или собирается стать человечески невидимой собственностью бесчеловечно действующих наднациональных корпораций, контролируемых невидимыми человеческими владельцами невидимых номеров кодов от счетов в Швейцарских банках.

Безбрежный новый гигант почти безрискового капитализма оседлал мир. «Зарабатывая» более триллиона долларов ежегодно, монополия этого наднационального гиганта на ноу-хау, здоровье, исследования и разработки, производство и распределение стоит, по крайней мере, $20 трлн. (долларов США, на 1981 год). В то время, как гигант теперь владеет и управляет 4/5 годными к учету активами открытого рынка планеты Земля, $1 трлн. активов этого гиганта находятся в валютных золотых слитках. Восседая на сферическом Космическом Корабле Земля, наднациональный корпоративный Гранч Гигантов сталкивается с политическим гигантом некапиталистических сил, контролирующих жизни 2/3 человечества.

В создание этих наблюдений относительно неодушевленных корпораций мы не вводим антиобщественные отношения относительно служащих корпораций. Руководители корпораций избраны ее советом директоров. Директора избраны числом акций основного капитала, через прямое голосование держателей акций или через голосование держателей полномочий их акций. Это голосование не находится на демократической основе «один акционер — один голос», но на основе «сколькими акциями владеет, столько голосов имеет». Так оно и есть, и у корпоративных юристов нет альтернативы для напоминания каким-либо альтруистичным, социально ответственным, руководителям, что корпорация посвящена законом только производству денег для ее акционеров и, таким образом, что любая социально ответственная, альтруистичная наклонность любого корпоративного руководителя должна быть осуществляема за пределами корпорации и за собственный счет руководителя. По тем же самым основным причинам, неодушевленные, буквально мертвые и бессердечные корпорации не могут почувствовать или выразить человеческие чувства и мысли, каковые я находил напечатанными на настольных гостиничных картах в моих гостиничных комнатах во всем мире. Я нашел это показательным для сети отелей, чтобы предположить роль морального арбитра, например, для печатания карт в гостиничных номерах этой сети, где «любовь» определяется как действие, воздерживающее от кражи гостиничных полотенец, или эксплуатирующее общественную озабоченность энергетическими проблемами через утверждение на их комнатных картах того, что «любовь экономит затраты электроэнергии». Поскольку корпорация есть лишь юридическое устройство, постольку единственная возможная причина для оплаты печатания этих «любовных» карт состоит в том, чтобы снизить операционные затраты отелей, надеясь таким образом увеличить их корпоративные дивиденды. Такие эксплуатационные уловки могут способствовать повышению «изобретательных» руководителей, которые задумывают их.

В выпуске «Time» за 03.08.1983 появилась следующая статья:

Президент [Рейган] назначил Вильяма Бакстера [William Baxter], профессора права Стэнфордского университета, твердо верящего в достоинство крупномасштабных предприятий, освобожденных от чрезмерного правительственного регулирования, на пост руководителя антимонопольного комитета при Министерстве Юстиции. Босс Бакстера, генеральный прокурор Вильям Френч Смит [William French Smith], вкратце очертил философию новой администрации в часто цитируемой речи перед адвокатурой округа Колумбия. Смит сказал: «Величина в бизнесе не обязательно пагубна. Эффективным фирмам нельзя создавать помехи под маской антимонопольных требований».

Бакстер открыто берет на себя некоторую ответственность за феномен слияния компаний. На прошлой неделе он сказал: «Заявления, которые мы сделали в Министерстве Юстиции, позволили людям думать о слиянии компаний то, что они действительно не могли бы помыслить при прошлых администрациях». Положение Mobil для Conoco — показательный пример. Такое слияние двух, входящих в топовую десятку, нефтяных компаний, никогда не рассматривалось бы серьезно в течение срока Джимми Картера. Бакстер настаивает, что его антимонополисты не допустят каких-либо поглощений, значительно уменьшающих конкуренцию в нефтедобывающей или любой другой промышленности. Он также утверждает, что объединение Mobil-Conoco было подвергнуто критичному исследованию в Вашингтоне. [Это — одна из причин, по которой было одобрено последующее альтернативное соглашение между ненефтяной Dupont и нефтяной Conoco — R.B.F.[18]]

Бакстеру следовало бы быть осторожным хотя бы потому, что американская публика в течение долгого времени была напугана чрезмерной корпоративной властью. [Генеральный прокурор Смит] признает, что «напряжение популистской враждебности к крупным компаниям глубоко укоренено среди антимонополистов правительства США, и пользуется широкой общественной поддержкой, когда они нападают как на концентрацию в промышленности, так и на союз корпоративных гигантов в несвязанных бизнесах». И все же расцветающий рост корпоративной Америки опередил все антимонопольные усилия. Со времен Второй Мировой Войны часть американской промышленности, которой управляют 200 крупнейших производственных фирм, повысилась с 45 % до 60 %. [Социально-экономически, здесь имел место переход контроля от большинства к меньшинству — R.B.F.]

Генеральный прокурор тщательно выбирает свои слова. Выбирает то, о чем он говорит, поскольку промышленность США не есть собственность корпораций, ведущих промышленную деятельность; он говорит исключительно о самой физической производственной деятельности, имеющей место под крышами фабричных зданий, расположенных в пределах географических границ США в Северной Америке. Право собственности на капитал и эффективная выручка на 60 % принадлежит совершенно неизвестному большинству владельцев бежавших-из-Америки наднациональных корпораций — Гранчу.

Треть человечества живет вне земель, которыми управляет социализм. Без ведома и незаметно для 1/5 от этой трети человечества, проживающей в США, постепенно скрещивающихся «жителей мира», всю их треть-столетия-назад престижность из-за реалистично ясно сформулированных великодушия и заботы о других, равно как законную собственность народа США и контроль над его экономическими активами, всецело эксплуатировали, захватывали или крали у них невидимо интегрированные наднациональные корпоративные гиганты. Гранч всегда проводил свою безжалостную эгоистичную деятельность от имени народа США.

Сегодняшнее большинство грамотных, скрещивающихся мировых людей теперь искоса смотрит как на социалистических, так и на капиталистических гигантов, когда эти политически противоположные силы умножают их всюду-доставляемые, человечество-уничтожающие, бомбы.

«Современное оружие становится столь замудренным и столь маленьким [эфемеризация — R.B.F.], что любое будущее соглашение о контроле над вооружениями не будет возможным контролировать и проводить в жизнь», согласно официальному посланию Knight-Ridder News Service[19]. «То, что мы увидим [„опыт“ — R.B.F.] в следующем поколении оружия — это невидимость, переходящая в небезопасность», согласно Вильяму Кинкейду, бывшему офицеру морской разведки.

Даже столь информированный источник, как адмирал Стэнсфилд Тернер [Stansfield Turner], бывший руководитель разработкой великой морской стратегии США из Военно-Морского колледжа в Ньюпорте, Род-Айленд, в то время главнокомандующий Средиземноморским флотом США, впоследствии — директор ЦРУ, сказал: «любая надежда на ограничение тотального разрушения обходит нас стороной».

В делах наднациональных корпоративных гигантов сознательно поддерживаемое реальное качество продукта уступило место упаковочному очарованию и рекламно объявляемому «качеству» как соразмерное лишь с абсолютными интересами корпоративного деньгоделания. Как было отмечено, главы крупнейших корпораций избраны директорами-акционерами, которые, в свою очередь, избраны теми, кто контролирует большинство голосующих акций, кто делает их выборы исключительно на основе производства наибольшей прибыли. Действуя как абстрактные юридические сущности глобальных размеров, все, неизвестными-владельцами-контролируемые наднациональные корпорации, не имеют иного взгляда на человеческое сообщество, кроме как в терминах потенциальных клиентов, потребителей или боевой силы рекрутов.

В конце своего президентства Эйзенхауэр выразил свою шокирующую тревогу по поводу исключительно самозаинтересованного военно-промышленного комплекса, который он обнаружил неумолимо растущим как злокачественный экономический организм. Нет никаких вопросов по поводу невиновности Эйзенхауэра в подобном явлении, как признавшего свою большую ответственность. Таким же образом, я уверен, Рейган не осознает существование, величину и природу наднационального колосса. Он знает, что имеет дело с богатыми и несомненно искушенными в вопросах бизнеса людьми, чья организационная управленческая эффективность находится на высоком уровне. Поскольку колосс управляет невидимой технологией, и общество столь специализировано, что каждый человек знаком лишь с несколькими из миллиардов других специализированных невидимостей, и по причине невидимости того, кем и где могут реально быть наднациональные акционеры, я уверен, что Рейган действительно думает, что действует строго в исторических пределах национального правительства США, но не как марионетка невидимого Гранча буквально бездушных наднациональных гигантов. Я не думаю, что Давид Рокфеллер или кто-нибудь еще из судей Верховного Суда США, или Волкер, глава ФРС, или Маргарет Тэтчер, или главы каких-либо мировых правительств думают о своих проблемах в реалистичных терминах того, что они были управляемы всецело неодушевленными, социально безответственными, наднациональными колоссами, как, возможно, смертельный нечеловеческий рост мог бы подтвердить это на практике. Однако Гранч также мог оказаться армией добрых гигантов, поскольку он все больше и больше зависел бы от его сложной, всемирно компьютеризирующей интеграции, и данные, введенные в интегрированную сеть, будут непрерывно свидетельствовать, что существующая технология может сделать мировую работу для всех и на значительно более выгодном уровне, чем осуществляемом от производства оружия. При этом я не думаю, что эти современные представители властных структур рассматривают наднациональные корпорации как невольно доброжелательных агентов развития, собирающихся закрыть историческую эру отдельных «национальных государств» и учредить на их месте эру всеэкономически успешного, всеинтегрированного планетарного общества.

За последние тридцать лет великая оборонная стратегия правительства США была марионеткой наднациональных корпоративных гигантов, манипулируемой незримыми нитями. Эта политика была сконцентрирована на накоплении больших запасов атомных бомб, чем было в СССР, в то время, как СССР якобы (всего лишь) пытался идти в ногу с американским производством бомб. В действительности СССР был с самого начала в основном озабочен строительством всеокеанского, преимущественно подводного, флота, и численного расширения своих армейских подразделений обычных видов вооружений.

В то время, когда Эйзенхауэр стал президентом США, военные эксперты США и СССР независимо пришли к заключению, что ракетная атомная война будет первой войной в истории, в которой обе стороны будут крайне разорены. В войнах с использованием огнестрельного оружия кто бы ни стрелял первым, точно побеждал. Выстрел другого человека никогда не производился. В войне с ракетной доставкой со скоростью 14 000 миль в час и с работой радарного зрения со скоростью 670 000 000 миль в час у обеих [конфликтующих] сторон дает каждой стороне достаточно предварительного уведомления после того, как ее соответствующий противник выстрелил, для того, чтобы выпустить весь свой арсенал перед тем, как прибудут вражеские ракеты. Впервые в истории войны обе стороны чрезвычайно проигрывают. Для тех горячих голов в капиталистическом мире, которые все еще рассматривают упреждающий пуск арсенала атомных боеголовок США, существенно важно, что Русские имеют точное, географически триангулированное позиционирование своих американских целей, тогда как США не имеют точной геодезической триангуляции положения большинства целей СССР. (См. «Критический путь», «Картография Триангуляции», стр. 184–188.)

Для того чтобы лучше понимать нынешний мировой кризис (ноябрь 1981 года), необходимо вернуть историю почти на столетие назад, когда Эдисон изобрел электрическую лампу и генератор постоянного тока. Дж. П.Морган старший, гигант мощной экономической структуры, был первым, осуществившим реализацию того, что: кто бы ни развил, произвел, установил и контролировал генераторы физической энергии и распределение доз энергии и отключение систем, тот будет управлять национальными экономиками, в которых они внедрены физически. Воздух, который мы вдыхаем, был всюду так многочислен, что его доступность не могла быть быстро монополизирована. Было слишком много водоемов, озер, рек, ручьев и колодцев, чтобы сделать системы водоснабжения всецело монополизируемым бизнесом.

Когда Александр Грэхем Белл изобрел телефон, ему пришлось конкурировать с почтовыми письмами и потребовало гораздо большей численности персонала. Морган видел, что медные рудники и электрическое оборудование, произведенное из меди, равно как все энергогенерирующие компании привлекли наименьшее трудовое участие и стали затем максимально прибыльными бизнесами.

Все предшествовавшие требовали доступности и управляемости беспрецедентной величины от физических аппаратов, и установления, иначе говоря, нетрудового монетарного богатства. Патенты изобретений Эдисона и армия проницательных адвокатов и брокерских фирм стали основным, юридически-прецедентно-допустимым, экономическим имуществом, и рабочей силой в первоначальном накоплении капитала энергетической монополии Моргана.

Первоначальное накопление капитала было значительно увеличено через продажу приносящих проценты облигаций вдовам и общие трастовые фонды, на вид благополучно обеспеченные обширными землями, дарованными в качестве субсидии «благодарного» правительства народа США компаниям-пионерам железнодорожного строительства и управления. Обязательства железнодорожных компаний были обеспечены, по видимому, очень дорогим недвижимым имуществом, расположенным рядом со всеми железными дорогами, правами проезда по пересеченной местности, их городским станционным хозяйством, железнодорожными станциями, железнодорожной сетью, и т. д., обязательства по которым железнодорожных компаний были куплены для вдов и общих трастовых фондов их доверенными лицами. Этот, накапливавшийся первоначальный капитал, финансировал электроэнергетические компании. Как мы отметили в другом месте, эти железнодорожные обязательства стали ничего не стоящими во время экономического краха 1929 года. Никто не хотел покупать старые складские здания, и т. д.

Когда автомобили и грузовики забрали столько бизнеса от железных дорог, чтобы сделать пассажирские перевозки бесполезными, и по пересеченной местности пускаемая в трубах нефть заменила уголь в качестве главного топлива, и гигантские трансокеанские танкеры были разработаны, и нефтеносные земли Ближнего Востока были разведаны и разработаны, нефтяной бизнес быстро вырос, чтобы стать гигантом максимальной экономической силы XX века, укрупняя мощь системы Моргана, основанной на коммунальных и банковских предприятиях.

Число киловатт электрической энергии, производимой от каждой BTU (Британская Тепловая Единица [British Thermal Unit]) сгораемого ископаемого топлива, или футо-фунты в секунду, полученные работой гидротурбин, непрерывно увеличивались с самого начала производства и распределения электроэнергии. Одновременно, вес производящего и распределяющего оборудования быстро уменьшился на каждый киловатт или лошадиную силу произведенной и доставленной энергии. Как следствие этого непрекращающегося технологического увеличения повсеместной эффективности, действительные суммарные космически утвержденные затраты на производство энергии всегда и неизменно уменьшались, и увеличение цен было, главным образом, результатом той задачи, чтобы, будучи на верхней позиции власти, исхитриться и посредством цен быть в состоянии платить как можно большие дивиденды акционерам и, таким образом, увеличивать биржевую цену их собственных акций, чтобы таким образом, в свою очередь, увеличивать их власть управлять денежными сбережениями других как капиталом. Такая манипуляция силой капитала одурманивает и выглядит неоспоримо.

Однако, вместе со всей эволюцией социоэкономико-политической силы, политически назначенные комиссии «общественного обслуживания» во всех штатах последовательно предоставляли еще более высокие ценовые ставки киловатт-часов частным, обманчиво названным «компаниям общественного обслуживания», производящим электроэнергию. Комиссии «общественного обслуживания» были столь неоспоримо сильны, что в 1981 и 1982 годах они были в состоянии позволить большим коммунальным предприятиям оставить приблизительно $900 млн., потраченных ими впустую, поскольку они отказываются от завершения строительства своих АЭС на Западном Побережье США, обвиняя в потере потребителей увеличение их ставок. В результате частные предприятия сделали $900 млн. на плохой азартной игре, имея возможность передачи им этой суммы с потерей ее для общества.

Постоянные фундаментальные сокращения эксплуатационных расходов, объединенные с постоянным ростом цен, произвели так много денег, что энергогенерирующие фирмы стали одними из самых богатых и самых невидимых среди манипулирующих политикой организаций. После Второй Мировой Войны богатство электроэнергетической отрасли, аккумулируемое в течение 3/4 столетия, успешно объединило свою политическую власть с теми самыми нефтяными гигантами, чтобы «присвоить себе ни за что» абсолютно все имущество атомной энергетической программы. Это включало в себя все ноу-хау и производственный аппарат военной атомно-энергетической программы правительства США, за развитие которой граждане США заплатили $150 млрд.

Это накопление политической власти совпало с общим рассветом общей сознательности молодежи США и когда-либо увеличивающегося процента зрелого американского электората, обеспокоенного коррупцией политических представителей его, до сих пор пользовавшегося доверием, демократического правительства. Эта коррумпированность неотъемлема в том факте, что предвыборные затраты на ТВ-кампанию в США теперь составляют $50 млн. для президентства, $10 млн. — для сенаторства и $5 млн. — для кресла конгрессмена. Эта коррумпированность расширена из-за промедлений Верховного Суда США с неурегулированностью 1981 года, что позволит неограниченным деньгам быть потраченными в следующие выборные годы.

Выведенные сегодня [из страны] наднациональные корпоративные гиганты всегда знали, что ископаемое топливо может исчерпаться и вскоре станет таковым. Чтобы встретить это непредвиденное обстоятельство, их великая стратегия последней трети столетия после Второй Мировой Войны состояла в том, чтобы вынудить американское правительство развивать потенциал военно-атомного превосходства, очень хорошо зная, что атомная война завершит занятость планеты Земля человечеством, каковой факт, в конечном счете, вынудил бы правительство отказаться от своего военного использования. Прежде всего, однако, монополия власти, должно быть, достигла их цели атомной энергии в качестве «коммунального сервиса»; во-первых, становления подрядчиком, чтобы управлять атомными средствами правительства; во-вторых, откачивания из американского правительства весь современный персонал ученых-атомщиков и все невидимые ноу-хау для развития всемирных АЭС, чтобы вкладываться в их проводную и измеренную энерго-монопольную систему по мере того, как нефтяные источники сократятся и приблизятся к истощению. Тем временем, поддерживая их власть над США и другими политическим и системами, их великая стратегия нашла необходимым, чтобы население США и Западного Мира пребывало в убежденной удовлетворенности тем, что США успешно поддерживали свое превосходство над СССР, производя больше атомных бомб, чем русские.

Чтобы начать свою проводную и измеренную монополию электроэнергетической власти «беспечных девяностых»[20] — 1890 — каковая 3/4 столетия спустя стала подавляющей социоэкономической властью, Дж. П.Морган-старший использовал более раннюю форму эмиссии облигаций и привилегированных акций на каждом из его предприятий, как только они выплачивали дивиденды. Ему, таким образом, предоставили дополнительные свободные средства, для того, чтобы приступить к иным направлениям энергоструктурной[21] системы: например, в медной горной промышленности (для использования в генерации и передаче электроэнергии), производстве стали (для высоколинейных мачт и боксов электрооборудования), и т. д.

Он использовал свою инженерную фирму Stone-Webster для разработки и создания иностранных энергетических систем под управлением Electric Bond and Share Company — EBASCO. Рост цен его энергетических компаний был автоматически приведен в соответствие с увеличением продаж акций его компаний на фондовой бирже. Цена этих акций увеличивалась с продвижением его собственных обыкновенных акций. Используя эти акции как капитал, он открыл свои собственные банки.

Поскольку его предприимчивые монополии заработали хорошие дивиденды, акции в его компаниях стали все более и более популярными. Его собственный банк и банки, которые он контролировал, открыли маклерские отделы. Он поддержал открытие многочисленных брокерских домов с индивидуальным владением биржевых мест, чтобы справиться с увеличивающейся сложностью продаж на открытом рынке и покупкой акций и облигаций его компаний. Ко времени Катастрофы 1929 года Морган управлял советами директоров General Electric, General Motors, U.S. Steel, медных компаний большой тройки, телефонных и телеграфных компаний, всеми коммунальными предприятиями Edison Electric и т. д.; и многими банками США.

В начале партнеры Моргана дали Гарвардскому Университету закон и бизнес-школы, из чьих высоко образованных и специализированных выпускников они рекрутировали армию юристов и финансовых экспертов для обслуживания офисов Уолл-Стрита. Эта правовая армия заправляла закулисным комплексом контрактной и финансовой канцелярщины, обеспечивающей бизнесы Моргана и его партнеров. Не будучи ограничен никакими законами против этого вплоть до 1929 года, он использовал общие банковские депозиты для поручительства его предприятий.

В начале 1920-х гг. банковская империя Моргана поддержала продажи фермерской техники фермерам по плану рассрочки платежей с обеспечением банкам первыми закладными на фермерское имущество, так же, как машинами. Как я объяснил в своей работе «Критический путь» [ «Critical Path»], плохой рынок свиней в 1926 году нанес финансовый удар по фермерам, сделав многих неспособными осуществлять их ежемесячные платежи по их купленным в рассрочку фермерским машинам. Банки не только забирали машины, но и лишали права пользования на фермы, которые были заложены в качестве гарантий по срочным платежам — банки страны нашли фермы непродаваемыми, поскольку не было никаких других людей в США, стремящихся прийти в сельское хозяйство. («Как вы собираетесь подавлять их на ферме после того, как они видели Париж?» — песня Первой Мировой Войны.) Тогда более крупные городские банки, которые ссудили маленьким банкам деньги, основываясь на «разумности физической земли и машинного имущественного залога», лишили имущественных прав маленькие банки страны. Крупнейшие городские банки также нашли их изъятую собственность непродаваемой. Никакие фонды наличности не были доступны для обеспечения вывода средств вкладчиков. «Атаки» на банки множились. Наступил кризисный момент, когда более пяти тысяч банков закрылись в один день. Наконец, закрылись крупные чикагские банки, и только крупные банки Нью-Йорка оставались открытыми. Тогда обнаружилось, что они также, ссудив размещенные в них депозиты промышленным венчурам, теперь испытывают недостаток наличности, с которой можно вернуть средства их вкладчиков, и Новый Курс и FDR [от Franklin Delano Roosevelt] объявили «Банковский Мораторий», избегая, таким образом, признания банкротства американской банковской системы, и с ним — конец капитализма в США. Конгресс США, обстоятельно изучая вопрос, нашел, что маклерские отделы нью-йоркских банков использовали депозиты для ручательств по промышленным рискам. Поскольку это составляло основу банкротства, Банковский Акт Гласса-Стигала [Glass-Steagel Banking Act] от 1933 года был установлен «надолго» — как на это надеялись — для отделения рисковых брокерских гарантий от гарантированных правительством Нового Курса банковских депозитов граждан.

Стратегия организации финансирования и контроля промышленного развития США, проводимая Дж. П.Морганом-старшим была развита из его тесного взаимодействия с многолетними, закулисными законами Банка Англии, принятым прецедентом физических прав собственности и их обратимости в «бумажные гарантии»/«ценные бумаги» как рыночные акции в предприятии. Банк Англии и Морган вскормили молодой Гранч гигантов восемнадцатого века от их юности до крепкой колониальной зрелости девятнадцатого века. Дж. П.Морган стал официальным финансовым агентом Британской Империи в Первой Мировой Войне. Как агент по закупкам «Союзников» в период с 1914 по 1918 годы, накопление Морганом в США прибылей от Первой Мировой Войны переместило мировой капитал гранча корпоративных гигантов от Европы до Америки, пока катастрофа 1929 года не гарантировала Моргану доминирование в социоэкономическом эволюционном балансе сил в человеческих делах на планете Земля.

Революция в России вызвала к жизни 1917 год, положив начало СССР и его организацию мирового коммунизма в качестве эволюционного вызова власти капитализма.

В книге «Критический путь» я проследил эти эволюционные события до 1981 года. В 1981 году наднациональные [supranationals], невидимые, делающие деньги колоссы обнаружили себя столкнувшимися с превосходством СССР 1981 года в числе традиционно вооруженных дивизий и крупнейших всеокеанских военно-морских сил, над находившимися в собственности США и их союзников по НАТО.

Госсекретарь США по обороне Каспер Уайнбергер [Caspar Weinberger] признал в апреле 1981 года экстраординарный военный рост Советов, который в своем оживлении оставляет США теряющим стратегическое оборонное преимущество, поддерживавшееся в пятидесятых и шестидесятых годах. Он цитирует данные Минобороны, показывая, что Советы имеют преимущественное соотношение 4:1 в танках, тактическое преимущество в АПЛ с ядерными ракетами на борту в соотношении 2:1, преимущественно в субмаринах в соотношении 4:1[22], и в дополнение — значительное увеличение в весе и точности их ядерных межконтинентальных стратегических ракет. Он описывает их морское наращивание как крупнейшее в истории морского флота. Уайнбергер заявил, что в настоящее время СССР продолжает превосходить США в соотношении 2:1 в строительстве поверхностных судов и в соотношении 5:1 — в строительстве субмарин, согласно его последним данным. (Ежегодные публикации Джейн международных вооружений предоставляют эти данные достаточно точно на протяжении многих лет, но не упоминаются связанными с атомно-нефтяной энергетической структурой [Топливно-Энергетическим Комплексом — ТЭК] политиками, и еще менее упоминаются в контролируемой наднациональными гигантами США прессе.)

Возвращать свое военное превосходство (разрядку) над СССР, если это вообще может быть сделано, предполагая, что СССР не предпримет ничего, чтобы скомпенсировать эту попытку, займет десять лет и, согласно Министру Обороны Уайнбергеру, $1,6 трлн., или $1 млрд. в день ($365 млрд. в год) в течение следующих пяти лет, причем лишь для старта. Наднационально-монетарным колоссам это время нужно, чтобы создать собственную организованную ЦРУ и скрытно от народа США финансируемую боевую силу, руководимую наемниками (например, прерванное «вторжение» на Сейшелы 27.11.1981, включающее базы наемников в Северной Африке), и укомплектованную солдатами, матросами и пилотами за счет марионеточных стран, чтобы достичь превосходящего положения над Советским Союзом или любой другой силой — включая даже возможно-катализируемую, наднациональную, индивидуально мыслящую и действующую, спонтанно сотрудничающую смесь нынешнего грамотного в большинстве, аполитичного, всемирного населения.

Поскольку требуются миллионы долларов, чтобы победить на американских выборах, огромное большинство скрещивающейся американской молодежи и постоянно увеличивающееся число взрослых признают политиков в действительности столь коррумпированными, что это заставляет растущее число компетентных избирателей отказываться от своих голосов, чтобы при этом их действия были неверно истолкованы как основание их одобрения или признания допустимости продажности современной политики и ее последовательной неспособности четко сформулировать волю демократии.

В 1980 году 227 млн. человек в Соединенных Штатах (159 млн. из которых имели право голосовать), только 78 млн., или только половина обладающих таким правом, проголосовали на наиболее важных с отрицательной точки зрения президентских выборах спустя почти треть столетия. Из числа тех, кто голосовал, только 40 млн. голосовало за выигравшего кандидата, Рональда Рейгана. «Подавляющее большинство», которого неоднократно требует президент Рейган, узаконивает его «мандат» для широкого исполнительного и законодательного изменения, составляющего, фактически, лишь 14 % народа Соединенных Штатов.

Многие молодые и многие пожилые люди вдохновлены лишь беспокойством обо всем человечестве и убеждены, что их голосование не может сопротивляться «воле» больших денег, и не голосовали. С другой стороны, экономически богатые, стремясь обеспечить свое экономическое преимущество, например, богатые вдовы или ушедшие от дел управленцы, предоставляют право принимать их избирательные решения собственным адвокатам, биржевым маклерам или очень небольшим организациям меньшинств (аморально представляющим себя в ложном свете как «Моральное Большинство» [«Moral Majority»]).

По поводу такого выполнения-взглядов-для-других организаций, как «Моральное Большинство», у нас есть заявление президента Йельского Университета А. Бартлетта Джиамати [A. Bartlett Giamatti], сделанное им в августе 1981 года, согласно сообщению UPI [United Press International]:

Он сказал, что «Моральное Большинство» и другие «консервативные» группы «кромсают духовную ткань нашего общества» и являются «намеренным разрушением разнообразия мнений… Они, через политическое давление или общественное порицание угрожают любому, кто осмеливается не соглашаться с их авторитарными положениями. Они стерли бы перед собой любого, кто придерживается иного мнения». Далее Джиамати раскритиковал «разносчиков принуждения», чтобы надавить на бескомпромиссные отношения, являющиеся «опасным, злонамеренным нонсенсом», и заклеймил их как защитников «полиэстрового мистицизма», имеющего целью «разделять от имени патриотизма. Они лицензировали новую подлость духа на нашей земле, возрождающийся фанатизм, выражающийся в расистских и дискриминационных положениях».

Контролируемые наднациональными гигантами рекламные миллиарды Мэдисон-Авеню, немедленно получили отклик через редакционные страницы своих американских газет, принявшихся искажать заявление президента Йельского Университета. Невероятно, что у третьего из старейших и второго среди самых богатых университетов Америки есть совет попечителей и штат преподавателей, выбравший в качестве президента безответственного «психа», как многие редакционные СМИ охарактеризовали Джиамати.

По причине того, что многие невидимые производства наднациональных корпораций сегодня географически расположены в США, и цели вооружения невидимого гиганта требуют задержки в десять лет, колоссы теперь по необходимости размещают свои первоначальные запасы на расположенных в США фабриках. Капиталистические наднациональные корпоративные колоссы также находят это наиболее удобным и незримо целесообразным, дабы делать собственные бизнесы под именем «Соединенные Штаты», что легко для них сделать эффективно: во-первых, довольно просто, поднимая американский флаг перед всеми фабриками и, во-вторых, дергая за жизненные ниточки финансово скованных и запертых лобби марионеток конгресса, заставлять их принять необходимый закон. Таким образом, теперь колоссы (начало 1982 года) имеют в производстве необходимые первоочередные вещи их окончательной десятилетней, многотриллионодолларовой закупочной деятельности, обнародованной миру как «деятельность в области национальной обороны США».

В течение первых 127 лет перед Первой Мировой Войной у американского правительства не было национального долга. Первая Мировая Война покинула США с $33 млрд. национальной задолженности. Банковская система США действительно обанкротилась в 1929 году, но Банковский Мораторий Нового Курса 1933 года отложил признание этого факта. С тех пор момент признания того, что правительство США — само банкрот, было отложено поначалу на все более и более дальние сроки дат выплаты расписок и облигаций США и на последующее голосование Конгресса США за увеличение лимита госдолга. Из-за «денежной бухгалтерии» (вместо бухгалтерии реальных благ) сегодня США практически банкрот. С тех пор, как Никсон стал президентом, США были неспособны выплатить даже процент по своему госдолгу, не говоря уже о его принципиальном сокращении. До Никсона Конгресс принял налоговое поручительство на крупнейший процент из когда-либо бывших, на предел национального долга, отложенный на наиболее долгий срок из когда-либо бывших. В течение всех лет президентства Никсона и всех лет его преемников президент должен был ежегодно представлять отрицательный бюджет, подозревая, что США не могут даже сделать вид, что они способны выплатить долг по своей задолженности.

Банковские эксперты наднационального банковского колосса приказали, чтобы его президент 1981 года и его конгрессмены-марионетки узаконили строгие бюджетные меры без снижения ежегодного дохода Гранча, которые были бы достигнуты за счет сокращения медпомощи пожилым людям и школьных обедов — меры по примочке для глаз, позволяющие американскому правительству «технически» предполагать, что к 1983 году будет сбалансирован его бюджет как первое требование «здоровой банковской практики», гарантирующей банкам, кредитующим их фонды, обеспечение наиболее прибыльного из известных бизнесов, то есть вооружений. Однако, к 1982 году стало очевидно, что администрация будет не в состоянии сделать это, даже в пределах дефицита в $100 млрд. Балансирование бюджета было бы, фактически, лишь кредитоспособностью, косметической в виду наднациональноконтролируемой излишней монетарной способности международных банков заплатить окончательное перевооружение в $6 трлн. Невидимой Армии Капитализма [CIA (Capitalism's Invisible Army)[23]]. Если наднационалы неспособны достичь баланса бюджета США, то консорциум наднациональных, только-логотипом-определяемых сущностей будет использовать свою собственную банковскую систему кредитных карт и комфортно списывать к страховке свою программу приобретения вооружений на $6 трлн.

Шесть триллионов долларов! Давайте попытаемся ощутить величину этого. Шесть триллионов, оказывается, это также число долларов, которое США и СССР уже совместно потратили на вооружения со времени окончания Второй Мировой Войны, когда была учреждена ООН. Все электромагнитное излучение путешествует со скоростью 186 000 миль в секунду, то есть немногим более, чем семь раз вокруг экватора Земли в одну секунду, на Луну и назад через четыре секунды, или к Солнцу через восемь минут. Шесть с половиной триллиона — это число миль, радиально проходимых в течение одного года излучением, идущим со скоростью 186 000 миль в секунду. Это — значение числа долларов наднациональных корпораций, нацеленных их потратить, и потратить исключительно на убийственность[24], в то самое время, когда старики лишены их защищенности, а дети остаются без школьных завтраков.

С контролем СМИ «Свободного Мира» колосс надеется отложить постижение миром банкротства США на десять лет. Те десять лет составляют время, нужное для завершения их программы получения перевооружения посредством американской правительственной машины.

Достигнув существующего военного превосходства, СССР не собирается давать наднационалам эти десять лет для строительства их новых преступлений. СССР стремился к своему превосходству для того, чтобы заставить разоружиться, так, чтобы можно было повернуть свою обширную промышленную производительность к пользе ее собственных людей, дабы доказать, что социализм может демонстрировать более высокие стандарты жизни, чем это может делать капитализм, и зная, что капитализм полон решимости сделать так, чтобы у СССР такой возможности никогда не было. Зная о такой решимости капитализма, СССР, вероятно, собирается предпринять попытку вызвать решающий военный конфликт с использованием обычных вооружений задолго до того, как критические десять-лет-для-восстановления-паритета обеспечат его возможность капитализму.

Прибежище капитализма состоит в перемещении его лидеров в защищенные от атомной бомбежки апартаменты Rocky Mountain[25], и затем — в «нажимании кнопки, которая завершит все это для всех». (Если вы расстроены этим, то не забывайте, что «Критический Путь» действительно предлагает счастье, но только через «кожу-да-кости», которые будут платой за выход из дилеммы[26].)

 

Как превратить бумагу в золото алхимиков

 

Наднационалы теперь полностью оставили свое лидерство в как-то-раз-давнем-предавнем прочеловеческом промышленном массовом производстве, полученном исключительно через персональную изобретательную находчивость, целостность и гордость локального сообщества производством только наилучших продуктов, как это делает сегодня Япония. Таково было лидерство Генри Форда старшего, вдохновленного серийным выпуском надежных, без излишеств, моторизованных автомобилей по самым низким ценам, главным образом, для того, чтобы помочь фермерам добраться до рынка. То, что его деятельность привлекла крупные суммы денег, было лишь эпизодом. Для Форда было очевидно, что скромное количество доходов должно быть обойдено для покупки постоянно улучшающегося оборудования. Кроме того, он определил, что избыток запаса прочности позволит нивелировать бедные экономические дни. Предприятие Форда никогда не было предназначено для делания денег. За огромную сумму он выкупил все акции своей Ford Motor Company у ее изначальных покровителей, которых он нашел, прежде всего, заинтересованными в делании денег. Генри-старший в течение многих лет боролся с Дж. П. Морганом, поскольку для последнего, должно быть, члены выражения «делайте смысл или делайте деньги» были взаимоисключающими.

Сын и внук Форда не поняли вдохновенную философию производства реального богатства старого Генри, и учились играть только в игру делания денег с деньгами, которые они унаследовали.

Это стратегическая прерогатива невидимого корпоративного гиганта односторонней и произвольной смены ценности выигрыша в экономической игре «зарабатывания на жизнь» на «выигрывание жизни» или «обман жизни». Корпоративный колосс изменяет ценности выигрыша через увеличение цен, гарантируя тем самым, что промышленная игра всегда будет выигрываться только самыми богатыми. Это напоминает следующий случай из моего детства.

Среди соседских мальчишек в моем детстве был тот, чья семья была очень богата, и купила ему множество бейсбольных бит, шаров, перчаток, рукавиц и другого снаряжения, такого, как маска ловца, подушки базы, защиту живота пневматического ловца, домашнюю пластину — то есть, оборудование для целой команды. Найдя подходящее поле по соседству, он мог бы привлечь толпу из всех нас. Стремясь играть, великолепный в его бейсбольной униформе, он объявил бы о правилах бейсбола, поскольку мы должны были бы играть в него, если бы желали использовать его снаряжение. Однако когда он сам или его сторона начинали проигрывать или играть хуже, он мог менять правила, делая просто выигранные перебежки с его стороны стоимостью в пять из более ранних перебежек. Если его переключение правил становилось неприемлемым для всех остальных, как это часто было, то он подбирал все игровые принадлежности, помещал его на свою тележку, запряженную пони, и уезжал.

Вот другой пример. В промежутке между полуфиналами профессионального футбольного чемпионата конца сезона сверхбогатые и влиятельные владельцы команды хозяев поля, находя свою команду с тремя пропущенными голами за гостями, созывают эффективный кворум присутствующих владельцев команды лиги.

Используя различную экономическую тактику выкручивания рук, они убеждают «носящееся» большинство владельцев голосовать за то, чтобы вплоть до следующего сообщения о голевой ситуации были выиграны тридцать поинтов каждый, включая один гол, просто сделанный хозяевами поля. Поскольку заключительное табло считает 30–21 в пользу хозяев поля, легко вообразить не только оцепенение общественности по поводу такой несправедливой тактики, но и совершенное неприятие публикой такой немедленной, односторонней смены ценностей.

Это, однако, есть все, что относится к феномену, известному как одностороннее ценовое продвижение, которое является единственным, ответственным за «инфляцию».

Президент U.S. Steel Corporation говорит: «цена американской стали теперь продвинута до $10 за тонну». Президент Соединенных Штатов говорит: «мистер U.S. Steel, вы не можете сделать этого». Президент U.S. Steel отвечает, что «я не только могу, я уже это имею, вот так-то, мистер Президент. Конец передачи!» Занавес.

Индивидуальные корпорации в экономических властных структурах вызывают инфляцию через одностороннее продвижение цен, по поводу «разумности» одностороннего изменения счета которым корпоративные гении используют собственные медиавладения для просвещения общественности. Они утверждают, что их рост цен был вызван ухудшением ценового роста в пределах их частного производства, равно как иностранной конкуренцией, следовательно, эволюционными событиями, происходящими вне управленческого контроля ростом цен. Чтобы избежать антимонопольного действия, повышения цен сделаны крупными индустриальными корпорациями независимо, одна за другой.

Для того, чтобы понять экономические события, просочившиеся в 1981 году, мы должны постичь основы финансового мира ценных бумаг. «Абстрактно-существующая» корпорация, действующая в пределах Соединенных Штатов, получает правовую защиту от государства и городского правительства, чтобы продать обыкновенные акции в «прямом риске» предприятия, в котором всем акционерам они обещают лишь пропорциональную долю наличной прибыли от их экономически успешной операции. Но корпорации также получают правовую защиту от продажи «привилегированных акций» владельцам, которым корпорация становится по праву обязанной ежегодно выплачивать фиксированную норму процента на их капитал прежде, чем распределить любую прибыль среди обычных акционеров. Однако если у корпорации нет ежегодной прибыли, то у нее нет обязательства выплачивать процент привилегированным акционерам. «Привилегированный» означает, прежде всего, «оплаченный» по фиксированной ежегодной процентной ставке из чистого дохода, после которого установлена фиксированная процентная выплата обычным акционерам, делящим между собой столько полученной прибыли, сколько директора корпорации ощущают, что могут распределить между ними, в то же время заботясь о расходах на развитие, также обеспечивая фактор безопасности в виде стороннего резервного фонда.

Если корпоративное предприятие должно быть ликвидировано, то привилегированные акционеры должны расплатиться перед обычными акционерами. Если корпорация терпит неудачу, то привилегированную долю акционера в любой акции можно оставить, но не так, как обычные акционеры. Если корпорация терпит крах и никаких активов не остается, то привилегированные акционеры не имеют никаких дальнейших правовых ресурсов, то есть прав требования.

В дополнение к обычным и привилегированным акциям, обе из которых являются прямыми акциями рискового предприятия, корпорации могут поднять начальный, рабочий или расширенный капитал, выпуская облигации в случае, если они обеспечены владением корпорацией свободными и несомненными реальными благами, то есть недвижимым имуществом или зданиями, и легко продаваемыми общими машинами, такими, как средства механизации, токарные и сверлильные станки, и т. п., с помощью которых операторы-машиностроители осуществляют массовое производство инструментов специального назначения. Слово реальное — «реальное» богатство, реальность — развилось от Испанского слова «royal» [ «королевский»] или «royalty» [лицензионный платеж]. Король или королева лично признавали истинность. Реальность — это то, что социоэкономическая властная структура устанавливает декретом как таковое. Реальность, подобно корпорации как абстрактному юридическому лицу, есть юридически принятая выдумка — недвижимое имущество равно королевскому имуществу [real estate equals royal estate].

Облигации названы ценными бумагами, и их ценность утверждена на основе степени вероятности того, что, после публичной ликвидации компании, недвижимое имущество, здания и машины могут быть проданы по номинальной или большей стоимости облигаций. В то время как корпоративные облигации имеют приоритет перед привилегированными или обычными акциями, когда корпорации ликвидированы, потерпели неудачу или проданы, облигации не имеют преимущественного требования перед теми, кому корпорация уже должна за товары, услуги и т. п., равно как облигации не имеют преимущества перед федеральными, государственными или муниципальными налогами. Владельцы облигаций не имеют никакой доли в доходах корпораций, но действительно имеют преимущество с фиксированной процентной ставкой над привилегированными акциями.

Для нашего понимания ценных бумаг необходимо отметить, что облигации, отличные от гарантированных налогами федеральных, государственных, городских и муниципальных облигаций, как часто оказывалось, были менее защищены. Например, приблизительно все облигации железнодорожных компаний были дефолтными, то есть стали на 100 % непогашаемыми, в период экономической депрессии 1929–1933 годов, и далее, начиная с этого времени.

В пределах Соединенных Штатов Северной Америки право объединяться юридически доступно от правительств штатов, но не от федерального, городского, поселкового или окружного правительств. Однако, если покровители корпорации желают продать доли в размере, большем, чем $300 000 для капиталовложений перед доходом, то Комиссия по ценным бумагам и биржам федерального правительства также должна дать свое одобрение.

Некоторые штаты в Соединенных Штатах предоставляют корпоративные права, которые в большей степени удовлетворяют работе предприятия данного типа, чем привилегии, предоставленные инкорпорациям другими штатами. Корпоративные привилегии в некоторых штатах расширены для покрытия деятельности корпораций в других штатах. Многие штаты предоставляют корпоративные привилегии только в пределах своих собственных границ.

В дополнение к ценным бумагам, выпущенным необъединенными компаниями или товариществами, облигации выпускаются поселками, округами, городами, штатами, федеральным правительством и многоштатными «властями». Облигации федеральные, штатов, округов и городов (муниципальные) имеют лицо, заявленное датами погашения и ясно спланированными обязательствами сбора налогов для покрытия как ежегодной процентной ставки, так и выплаты по совершеннолетию держателю облигации. У всех таких правительственных облигаций есть преимущественное право к фондам, произведенным налогом.

В мире ценных бумаг — собственности — представленной письменными документами, юридически признаваемыми формами договорных денежных инвестиций, также существуют страховые полисы, в частности, полисы страхования жизни.

Известная в самых ранних свидетельствах мировой истории как «бодмерея»[27], о чем мы теперь говорим как о страховке, датирует начало своей практики 4000 годом до нашей эры в Вавилоне, как ручательство плаваний морского судна. Эта практика позволила богатым людям, не бывшим акционерами изначального судостроительного предприятия, участвовать в их собственном риске в венчуре коммерческого судна, который в случае успеха был столь фантастичен.

Исторически страхование жизни есть весьма недавняя форма уже богатых людей и азартных игр с капиталом их корпораций, и не начинается до индустриальной эпохи конца XIX — начала XX века, когда технология начала предоставлять людям непосредственное физическое окружение, более благоприятное для защиты, поддержки и всеобщего приспособления растущего числа человеческих индивидов, несмотря на отдаленные опустошения, случающиеся в глухих областях мира.

Технология индустриализации была поначалу использована в своих интересах вооруженными силами, определенно исполненными намерения как можно точно убить как можно больше людей на как можно больших расстояниях в как можно более короткие сроки. Как следствие, технологически продвинутое вооружение XIX века, весьма засвидетельствованное, увеличило вызванное войной опустошение, оставляя все больше и больше раненых умирать на поле боя. Медицинский мир являлся пока еще неопытным и неосведомленным, и гражданская война в США видела наивысший показатель смертельных случаев среди солдат на поле боя, чем во всех других войнах известной истории.

Американские ученые-медики проинформировали Конгресс США о потенциальной возможности спасти и восстановить раненых американских солдат во Франции, если она будет обеспечена достаточным денежным ассигнованием для, известного как возможное, продвижения в медицинской науке: лекарствах, оборудовании и практике. Стоимость этого капиталовложения в медицинской науке, несмотря на историческую беспрецедентность, была значительно меньше, чем стоимость полного перемещения нового войскового подразделения из США. Убежденный в этих фактах, Конгресс ассигновал фонды для медико-научного решения этой проблемы.

Это работало. Когда война была закончена, и спасение и восстановление большого числа ветеранов было осуществлено, новая эра медицинской организации не была расформирована. С энтузиазмом поддержанная гражданами в общем, научная медицина перефокусировала свое внимание на тыл США. Одно за другим, немедленно смертельные и «неизлечимые» болезни, летальные условия вчерашнего дня, стремительно пришли под полный контроль. Медицинская информация по поводу дальнейшего лечения и эффективно предупреждающего избегания была чрезвычайно расширена в конце 1920-х гг. В конце 1920-х гг. было обнаружено, что областью самой высокой смертности был период деторождения и последующие четыре года. Это привело успешное совладание с фатальностями этих начальных лет в общую эффективность 1930-х гг. Кажущийся демографический взрыв после второй Мировой войны в действительности произошел не благодаря послевоенному росту коэффициента рождаемости, чье небольшое повышение в США продолжалось в течение всего лишь двух лет, но благодаря приходу в видимый возраст тех, кто раньше умирал, но с этих пор не умирал, в матке, или при рождении, или в течение первых четырех лет в 1930-х, как это было с теми, кто был зачат или родился до 1930-х гг., вместе с последующими беглецами от детской смертности периода до 1930-х гг.

Не существует никакой научно гарантированной декларации изменения в величине крайнего предела продолжительности человеческой жизни на всем протяжении записанной истории. Существует много заявлений и утверждений о большой долговечности, но 113 лет — самый большой промежуток, позитивно известный как существовавший. Сто тринадцать лет — предельная норма человеческой жизни. Сколь многие достигают их потенциальной долговечности — другой вопрос. Немногие достигают. Однако, число тех, кто достиг, теперь увеличивается. Вполне очевидно, что способность заменить пластмассовыми костями и механическими сердцами и т. п., предполагает, что мы можем иметь всецело неживые [inanimate] физические человеческие механизмы, доказывая то, что мы отстаивали с самого начала как верное, то есть то, что, независимо от того, чем это может быть, жизнь не есть физическое оборудование, которое она использует сколь-нибудь больше, чем любой другой из интегрированных или отдельных инструментов, которые использует жизнь.

Несмотря на многие резко отрицательные побочные эффекты и обратные связи, технология XX века перевела повседневные физические среды в США и в других местах в состояние, гораздо более благоприятное для человеческой жизни. Это существенно увеличило реальную продолжительность жизни, равно как телосложение американцев и других, живущих под теми же самыми технологическими улучшениями окружающей среды — в годы между Первой и Второй Мировыми Войнами средняя высота американских мужчин увеличилась на четыре дюйма.

Как гласит популярная песня 1900 года, «доллар в день — хороша плата, когда вы работаете на бульваре». Два с половиной доллара за четырнадцатичасовой рабочий день была платой за мою собственную первую работу перед Первой Мировой Войной на одной из больших компаний по упаковке мясных продуктов, $15 в неделю ($800 в год), и я мог на эти средства жить счастливо, но бережливо. Я был женат в 1917 году и, под знаменем U.S.N. служа на флоте США в европейской военной зоне, я получал $1 800 в год.

Чем Вы моложе, тем более привлекательно низки годовые ставки платежей за поддержание каждой тысячи долларов в стоимости страхования жизни. В 1917 году я полагал, что, в случае моей смерти мой полис страхования жизни даст моей жене капитальную сумму в $50 000, которую она могла бы внести в сберегательный банк. Тогда она получила бы ежегодные 4 % в $2 000, которые составят больше $200 в год, которые составляли ежегодную плату знамени нашего флота США. Она была бы одна из нас двоих, кто бы подыскивал способы, как и что она смогла бы сохранить и добавить к основным вложениям в сберегательный банк. Согласно их рекламе, сберегательный банк постоянно начислял бы проценты на депонированной сумме. Такова была экономическая картина, представлявшаяся мне в 1917 году так называемыми честными фирмами и глубокоуважаемым банковским миром. Prudential Life Insurance Company изобразила себя в виде «Безопасность как скала Гибралтара». Так что я купил полисов страхования жизни на $50 000. За мою деятельность в зоне Первой Мировой Войны продолжительностью восемнадцать месяцев мне дали премию страхования жизни в размере полностью выплаченных $5 000, подлежащих оплате моим наследникам в случае моей смерти. Разговор при продажах страхующей жизнь компании не предполагал крупную дефляцию личных долларов, вызванную жадностью делающих деньги бизнесов, увеличивающую цены продуктов и услуг, физические затраты на производство которых когда-либо уменьшались.

Треть столетия спустя мой ежегодный прожиточный минимум на уровне, позволявшем мне путешествовать, дабы давать лекции и проектировать, и физически производить образцы массово-производимых livingry-артефактов, достиг моего, предполагаемого в 1917 году, общего соответствия капитала принципу «жизни-на-свой-вкус» [ «live-on-its-interest»] в $50 000, которые полностью тратились каждый год. Я продал свои полисы страхования жизни страхующим жизнь компаниям по их, накопленной к тому времени, стоимости в $22 000. (Это дало мне время, чтобы развить геодезические купола.)

Сегодня, все еще живя таким образом, выполняя работу, важную для выполнения моего жизненного обязательства решать социоэкономические проблемы исключительно через изобретение и развитие артефактов, вместо того, чтобы делать это через политику, моя годовая операциональная стоимость достигла $300 000 для обслуживания моей приверженности решению проблем только посредством артефактов без увеличения каких бы то ни было сбережений. Поскольку я не «бизнес» или корпорация, мое валовое потребление оценивается как личный доход, и я, таким образом, нахожусь в 50 %-й налоговой категории, которая препятствует моему сохранению любого из этих доходов, которых мне следовало бы желать, чего я, к счастью, не делаю; однако я убежден, что добиваюсь большего для человечества с долларами, которые я трачу, чем какая-либо форма правительственных затрат на основе налогообложения.

Каждый из трех автомобилей проекта Dymaxion с тремя колесами, передним приводом и задним управлением, построенных мной в глубинах депрессии 1930-х гг, стоил $28 000, то есть $84 000 все вместе. Сегодня эти же самые транспортные средства, построенные из тех же самых материалов, стоили бы в двадцать раз больше.

Хвастливо «этический» большой бизнес и банкинг уменьшили мою «необходимую и желательную» покупательную способность на 95 %. Таким образом, они оценивают и иными способами манипулируют денежной игрой таким образом, что вычитают $95 из каждых $100, которые я заработал.

Компании страхования жизни держат пари, что человечество собирается жить дольше, чем ожидается. Покупатели страховок жизни держат пари, что они собираются жить меньше, чем страховая компания считает, сколько они проживут.

Компании страхования жизни изобрели термин «ожидаемости» [ «expectancy»] вероятной-к-осуществлению продолжительности жизни для определенных классов людей, существующих под различными условиями окружающей среды в отличие от (принятого теперь в качестве рабочего) предела человеческой жизни в 113 лет для всех людей.

Полная история достигнутой человечеством продолжительности жизни одна, с учетом того, что средняя индивидуальная продолжительность жизни постепенно увеличивалась от «вероятно среднего ожидания» в 19 лет для населения Египта 5 000 лет до нашей эры (в шестнадцать лет Александр Великий был ведущим в мире генералом) до 70 лет нашей эры в США 1980 года. Хотя, обнаруживая множество неудач, полное эволюционно непреклонное увеличение долговечности тех, кто живет в пределах технологически продвинутой окружающей среды, является продуктом человечества, всегда получающего больше опыта и получающего даже большие уроки из своих ошибок осмысления, и действующего в направлении более эффективного и благоразумного преодоления последовательности естественных тягот. Люди извлекают пользу, несмотря на огромный регресс, вызванный промышленным загрязнением окружающей среды.

Страховые компании собирают все возможные жизненные статистики, управляющие вероятностями индивидуального человеческого выживания при всех известных условиях контроля. Страховые компании располагают большими штатами статистиков, известных как актуарии, которые, на сегодняшний день — с помощью компьютеров, способны когда-либо более эффективно осуществлять возмещение по ставкам акционеров страховых корпораций, обеспечивая почти «верняк» [ «sure things»]. В инвестировании премий страхователей сегодня они обнаруживают IBM, DuPont и прочие подобные запасы «верняка», а также — обеспеченные налогами правительства США, штата, округа и муниципалитета облигации — самые рискованные из инвестиций, по причинам, которые мы исследуем позже.

Во время первых трех четвертей двадцатого века почти удвоилась ожидаемая средняя продолжительность жизни в самых благоприятных с точки зрения окружающей среды странах. Когда я родился в 1895 году, ожидаемая продолжительность жизни для мужчин, родившихся в Новой Англии, составляла сорок два года. 12.07.1933 я миновал свой «ожидаемый день». 12.07.1979 я завершил свой «второй срок жизни», или двойное ожидание. Теперь я нахожусь на третьем году моего «третьего ожидаемого срока жизни» и весьма здоров с новым бедром из нержавеющей стали, которое я только что приобрел.

Мои два завершенных срока жизни и моя третья треть срока жизни обнаружили значительное большинство «здравомыслящих», состоятельных людей, которых я встретил, убежденных, что существует врожденное несоответствие жизнеобеспечения на планете Земля и, таким образом, поэтому их успешное выживание, равно как тех из них, о ком они заботятся, зависит от их проворного научения все больше и больше тому, как быть юридически эгоистичным и, таким образом, достичь личного экономического преимущества, предварительно лишая других напрямую незаметными путями. Эти пути есть законно и социально допустимые практики введения в заблуждение и обмана публики — например, через смену системы выигрыша и официальных «правил игры» накопленных денежных акций других людей, через зонирование законов, и «т. п.» Х 1010 путей.

Манипулирование ценами чаще всего защищено как управляемое переменными спроса и предложения, то есть тем, благодаря чему будет поддерживаться движение, но не стоимостью энергии-времени, которые наука находит в качестве исключительного агента всех постоянных энерготрансформаций и взаимообменов во Вселенной. Это юридическое лишение других людей ради собственного личного преимущества наиболее простым образом осуществлено через увеличение рентных выплат или цен на кофе или на второсортные сигары (которые возросли на оба эти товара в течение срока моей жизни с пяти до пятидесяти центов). Мощный социальный прецедент для ценового продвижения был инициирован нетленными владельцами угольных и нефтяных месторождений и теми другими важнейшими промышленными производителями, физическая стоимость продукции которых, измеренная в эргах энергии в час, и фунтах угля или нефти за фунт произведенных товаров, устойчиво уменьшалась.

Ускорение в технологическом увеличении живой окружающей среды очевидно составляет отмеченное увеличение жизнеожидания в таких странах после Первой Мировой Войны, как Канада, США, Швеция, Австралия, Великобритания, Новая Зеландия, Нидерланды, Япония. В этих странах в 1968 году ценность полисов страхования жизни ускоренно превысила их валовый национальный доход. В США в 1970 году было 335 млн. держателей полисов страхования жизни. То, что несколько граждан держат несколько полисов, есть явление больше политическое, нежели гражданское. В 1970 году активы 1790 компаний страхования жизни США насчитывали $208 млрд.

На всем протяжении истории Соединенных Штатов Северной Америки, до 1952 года, облигации федеральные, штатов и муниципалитетов, гарантированные способностью их властей к сбору налогов, были подтверждены их способностью конфисковать собственность лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, были вообще оценены как самая защищенная [secure] ценная бумага [ «securities»], защищающая население США.

До 1952 года штаты и федеральное правительство требовали, чтобы все компании страхования жизни, все сберегательные банки и все доверительные фонды вкладывали только в расписки и облигации неизменно-соответственно-растущих, налогом-обеспеченных, властей федеральных, штатов, муниципалитетов и многоштатных «властей», чьи облигации были официально признаны властями федерального уровня как «законные для доверительных фондов». Включая в категорию доверительных фондов, куда также относятся все, банком или юристом администрируемые, завещания и доверительные фонды всех видов, все рабочие или исполнительные пенсионные фонды корпораций, профсоюзов и кооперативов, все сберегательные банки и компании страхования жизни.

В период после 1933 года выхода из «абсолютной экономической катастрофы», длившейся с 1929 по 1933 годы, Конгресс США почти единодушно установил число мер, существенных для преодоления экономических ошибок, ясно выраженных в посмертных исследованиях Большой Катастрофы. Существенным для исправления этих ошибок было установление абсолютной взаимопостоянной цены, заработной платы, арендной платы, а также контроль над ссудным процентом. Прибыли не только разрешались, но и приветствовались. Однако, им приходилось быть изобретательно достигнутыми через производство большего числа лучших товаров, более удовлетворительных услуг, и т. д., за то же самое или меньшее количество энергии, времени и вложенных материалов.

Полный обзор тех лет экономического взлета с 1930 по 1942 годы и их решительного уничтожения в 1952 году ясно изложен в главе «По закону по-свинячьи» [ «Legally Piggily»] в моей книге «Критический путь».

В 1952 году, в течение двадцати лет умиравшая республиканская партия [G.O.P.] восстановила контроль над политической инициативой и немедленно устранила все ценовые, рентные, процентные и зарплатные виды контроля. Она также предоставила законодательное разрешение, позволяющее страховым компаниям, сберегательным банкам, пенсионным фондам и всем доверительным фондам вообще инвестировать в обычные акции, привилегированные акции и корпоративные облигации. Это также вызвало формирование несметного числа инвестиционно-доверительных фондов. Однако она не позволяла американскому правительству или любому из штатов, округов или муниципалитетов инвестировать в огромные автоматически-налогопополняемые [automaticallytax-collected] фонды социального обеспечения отдельных трудящихся или любые другие их приверженные-будущему, экономически-ответственные фонды, чтобы они инвестировали во что угодно, кроме их собственных долларовых сберегательных счетов правительства США, штатов, округов или муниципалитетов, чьи покупательные средства постоянно обесценивались бы из-за инфляции.

С оптовыми промышленными ценами, освобожденными для роста (несмотря на протесты против этого американских президентов Эйзенхауэра-Картера), розничные цены, зарплата и доли корпоративных акций как торгуемых на фондовых рынках, стремительно росли в ответ. Так называемая инфляция была неизбежна. То, что СМИ колоссов называют «инфляцией», есть, конечно, дефляция покупательной способности человечества. Инфляция ни увеличивает истинные ценности, ни производит больших по числу или лучших продуктов.

Все разговоры о повышениях ставки рефинансирования Федерального Резерва, действующих как замедлитель инфляции, есть, в действительности, лишь камуфляжная «рационализация» для наращивания ростовщических банковских процентов. Несмотря на то, что увеличение учетной ставки Федерального Резерва может произвести мгновенное отклонение в «кривой темпов инфляции», она никогда не сделает что-либо больше, чем это. Не существует никаких свидетельств того, что повышение ставки рефинансирования ФРС успешно задерживает инфляцию. Если так, то продолжающееся увеличение такой процентной ставки, осуществляемой якобы для борьбы с инфляцией, как приводящейся в действие контролируемой-частным-предприятием и обманчиво называемой «Федеральной» Резервной Банковской системой, должна в исторической ретроспективе быть определена как мошенническое средство для увеличения прибылей банковской системы.

Когда Никсон освободил доллар США от его, фиксированного правительством США в 1933 году фиксированного отношения к золоту ($32 за унцию), долларовый капитал американских граждан круто уменьшился.

Последняя треть столетия суммарных предложений фондовой биржи, в прямом соответствии с ролью инфляции в бизнесовом ценообразовании вообще, производит неизменно расширяющиеся, однако ложные, разрывы между ценой находящихся у населения правительственных акций, и портфелем мировых биржевых цен на ценные бумаги частнопредпринимательской системы.

Если бы правительству США в 1952 году было позволено — со стороны самого правительства США, осуществлявшего дотации, инвестировать собственные Social Security[28] и другие соответствующие фонды в обыкновенные акции ведущих ста корпораций из списка журнала Fortune, как сделали все управляющие фондами всех, расположенных на территории США, доверительных фондов, компаний страхования жизни и инвестиционных фондов с их трестами, то цена пополняемого-через-собираемые-правительством-налоги Social Security и других фондов позволила бы США расширить все виды социальной помощи на всех жителей страны.

Хотелось бы надеяться, что доля того, чтобы предотвратить одностороннее манипулирование ценами, исходная ценность налогово-пополняемых правительством США фондов Social Security была заперта в цене $32 за унцию золота. Это было сделано, когда почти все мировое монетарное золото в слитках было складировано в подземелье Казначейства США Форт Нокс, Кентукки Хиллс. Это было сделано для того, чтобы правительство США, связанное обязательством с работающими гражданами страны, обеспечило бы каждого из них пенсионным Social Security, выкупленным ими — как со всем страхованием жизни — через платежи, вычитаемые из их доходов и зарплат, первоначально подобранными равными суммами, выплаченными работодателями, все из которых заплачены правительству в форме налогов. Первое Республиканское президентство после Нового Курса позволило работодателям списывать их них эту долю, позволяя им удерживать ее как операционные расходы до расчета ежегодных налогов.

Стоимость выплаченных правительством США в последнюю минуту Social Security и других налогособираемых, правительственных, фондов в январе 1982 года теперь припрятана только в чернильных цифрах бухгалтерских книг Минфина США, абсолютно лишенных этой фондовой, в $32 за унцию, связи с золотом, как произвольно разделенные американским президентом США без влияния со стороны Конгресса США, и только на основе совета неидентифицируемых СМИ, неправительственных «других», с которыми он встретился на секретной двухдневной конференции на острове Майнот [Minot Island] в Джилки-Харбор, Ислесборо [Gilkey's Harbor, Islesboro] (Залив Пенобскот, остров Мэн), после того, как большая часть золота была выведена из хранилищ Кентукки Хиллз, чтобы встретить отрицательные международные торговые балансы, вызванные импортом нефти.

Если, начиная с их отправной точки полстолетия назад, налоговые вычеты для Social Security были бы инвестированы в продвижение обычных акций инвестиционными домами класса Мерил Линч [Merrill Lynch], то большинство пенсионеров США были бы сегодня мультимиллионерами.

Индустрия рекламы, брокеры, банки, конгломераты, корабельные фирмы и профсоюзы — все они исподволь перевели их делающее-деньги или возмещающее-по-акциям уравнивание в комплекс увеличения-цен.

За все время, фактическая первоначальная стоимость природных телят крупного рогатого скота, скрытно полученных из фотосинтетически забранной, богатой углеводородами, растительной энергии, не увеличилась ни на йоту. Изобретатели значительно снизили производственные затраты, осуществленные только за счет машинного оборудования, затраты на установку которого требуют значительных капитальных сумм.

Все, что мы испытали, есть гораздо большие суммы денег других [людей], которыми распоряжаются делатели-денег — все за счет отдельных людей, которые не распоряжаются такими значительными фондами, препятствующими предпринимательству и инициативе.

Когда в 1920 году я купил свои полисы страхования жизни за $50 000, обувь лучших офицеров Флота США стоила $4 за пару. Гражданским приходилось платить $5 за первоклассную кожаную обувь. Необычная, сделанная по индивидуальному заказу обувь из цветной кордовской дубленой кожи, шла по цене $7 за пару. В течение 60-летнего промежутка времени коровы не улучшили качество сдираемых с них шкур; автоматизированные производственные процессы не улучшили обувь. Фактически, показатель BTU (British Thermal Units [Британские Тепловые Единицы]) за каждый киловатт энергии, требуемой для управления машиной по производству обуви, непрерывно уменьшался; но делающий-деньги бизнес увеличил цену до $50 за пару. Чтобы сделать так, после каждого их произвольного увеличения исключительно ради большей прибыли, им приходилось делить минимум их прибыли, иначе рабочие не могли бы купить себе обувь. Если вы не поддерживаемый профсоюзом наемный работник, вы просто платите все больше и больше за ту же самую обувь, что, опять же, означает, что те, кто манипулирует крупными суммами денег, грабят вас.

Фондовые рынки отражают эти повышения цен. Так как обувь стала не лучше, а часто — хуже, суть всего этого заключается в том, что та же самая обувь требует в десять раз большей долларовой зарплаты отдельного человека, таким образом, я являюсь ограбленным системой, и мое правительство не в состоянии защитить меня; фактически, нынешняя администрация моего потенциально народного правительства управляется теми, кто грабит меня. Они становятся совершенно закостенелыми в их точке зрения рационализованного эгоизма, основанного на экономическом допущении «отсутствии достаточности для нас обоих», по каковой причине они имеют в виду только себя самих. Это люди, которые даже сегодня маневрируют в сторону размена атомной войны, в которой все безработные и бедные вообще являются единственными, кто, несомненно, будет уничтожен.

Сокращение правительством Рейгана налогов на богатых делателей-денег, которые, в противном случае, может быть, были бы применимы для спасения национальной системы безопасности людей, с одновременной попыткой увеличить ежегодное количество военных ассигнований до уровня $150 млрд., свидетельствует, как абсолютно безжалостные директора наднациональных колоссов полны решимости приобрести свою собственную супероружейную защиту от коммунизма, реалистически делая сотни миллиардов долларов в год, производя вооружения, тем временем также разрушая жизни (медленное убийство) многих миллионов работающих граждан США, которым правительство США продало страховку пенсионных и медицинских гарантий. Освобождение Никсоном цен от жесткой привязки было предательством всех небогатых граждан США.

Правительство Рейгана восстановило военный проект формирования войск для защиты капитализма от коммунизма, отказываясь тем временем от фондов для похорон умерших ветеранов, обойденных ассигнованиями, каковое, опять же, проясняет то обстоятельство, что бывшая некогда Республиканской Партией Линкольна теперь есть партия абсолютного эгоизма больших денег.

Мы достигли того полного экономического условия, при котором, на первый взгляд неотчуждаемые права гражданства США, могут быть использованы, только если каждый является владельцем количества акций, дивиденды с которых ежегодно превышают $50 000 на одного человека на нынешнем уровне долларового обесценивания. Самое слово «инфляция» является сознательно обманчивым термином, принятым, чтобы эксплуатировать легко вводимое в заблуждение обусловливание человеческой способности к рефлексии. Оно было спонтанно выбрано для того, чтобы оттенить тот факт, что все не-держатели корпоративных акций грабятся по закону.

Американское правительственное Казначейство, в его почти ежедневной задаче принятия мер по получению займов от банковских синдикатов и брокерских домов для финансирования возмещений своих все-более-часто-приходящих-по-наступлению-сроков-платежа кратко- и долгосрочных правительственных облигаций, считает все более дорогой продажу даже своих краткосрочных долговых обязательств и долгосрочных облигаций. Его долгосрочные облигации продаются по ценам, у которых, с промежуточно накапливаемым процентом, есть окончательные монетарные прибыли — между ценой, по которой они были куплены на финансовом рынке, и номинальным полным выплатам по ним — в пределах 18 %, явственно демонстрируя, что мир финансового рынка теперь допускает, что правительство США вскоре достигнет кризисного момента, по достижении которого оно будет не в состоянии осуществлять выплаты по своим долго- и краткосрочные обязательствам. Все крупные брокерские дома и банки, объединяющиеся в синдикаты для управления продажей продаж правительственных долговых расписок, извлекают при этом столь высокую прибыль, что они будут продолжать рисковать своими совместными ручательствами до тех пор, пока не увидят момент формального признания банкротства нации менее чем за один год до этого. Когда сумма задолженности прогнозируется в размере $1,5 трлн. долларов, с регулярно возрастающим долгом в $100 млрд. в год, кто-нибудь увидит, что король-то голый и, когда начнет кричать о таковом эффекте, то этот факт быстро получит мировое признание. Тогда они попробуют «Название 13» [ «Title 13»], позволяющее банкротным организациям продолжать работать и, таким образом, ликвидировать любые и все риски частного предприятия, для которого риск от имени человеческой прибыли давал множество компенсаций, таких, как корпоративные привилегии.

Первого сентября 1981 года продажи 90-дневных векселей Казначейства США, которые были почти наверняка погашаемы перед любыми банкротными дефолтами платежей правительства США, произвели выплаты, которые были очень скоро выше, чем доходы на многих высококачественных корпоративных акциях. До лета 1981 года эти краткосрочные, высокодоходные правительственные расписки были проданы лишь в минимальных партиях, цены которых были за пределами повседневной покупательной способности отдельных граждан, однако представляли собой незначительные цены для наднационалов или каких-либо их мировых банков. Сегодня покупка ценных бумаг правительства США является гораздо более рискованной, чем покупка акций, что одно время составляло риск акций экономики капитала венчурных корпораций. Не существует ничего в словах или духе Декларации Независимости США или Конституции США, что утверждало бы или предполагало бы приверженность США исключительно успеху богатых. США, которые мы знали, теперь обанкротились и вымерли.

Быстрый слом нашей национальной экономической системы, открывающий путь для эволюционно неумолимого развития интеграции мировой социоэкономической системы, выражен в полностраничной рекламе одного из самых консервативных сберегательных банков Нью-Йорка, опубликованной в номере Sunday New York Times (за 09.08.1981): «18 %-й интерес, запускаемый сейчас. Не облагаемый налогом интерес до $2 000, начинающийся с 1 октября». Для доли интереса, подобного этому, Dime Savings Bank потребовал инвестиций в $5 000. Двадцать подобных беспрецедентных объявлений сберегательных банков появились в том же самом финансовом разделе. До 1980 года сберегательные банки США выплачивали в районе 4 %-го интереса. На следующей неделе, это 16 августа, подобное изобилие банковской рекламы появилось со значениями, выросшими до 25 %. Каждую неделю, начиная с 23 августа, объявления продвигали свое предложение до интереса в 40 %. Это было, конечно, корректно рассчитанным процентом выгоды, однако обманчиво используемым. Процент представлял «выплату до погашения» относительно низких покупательных цен долговых расписок США в августе, выросших на 1 октября 1981 года, депрессивная рыночная стоимость которых указывала не только на опасность банкротства США, но и на ожидание того, что это частное множество «возмещенных долговых расписок» по когда-либо наиболее высоким процентным ставкам и на когда-либо более коротких условиях сроков погашения, было бы, по всей вероятности, искуплением перед общим признанием прямого банкротства. Реклама была хорошо обдуманной и зловредно вводящей в заблуждение в том, что она подразумевала 40 %-ю ставку интереса при условии, если вы вносите несколько тысяч долларов — тогда как рекламируемые проценты заключались в том, чтобы быть накопленными до 1 октября 1981 года. Недостаток объявлений состоял в ясном объяснении того, что процентная ставка после 01.10.1981 была бы общепринятой ставкой сберегательного счета. Рекламные объявления были обманом для приобретения сберегательных депозитов, которые банк мог ссудить по намного более высокой процентной ставке.

В этом пункте нашего обзора того, как экономические и другие социальные условия развились до столь угрожающе разрушительной перспективы будущего для многих, если не для всех, людей, мы хотим вспомнить, что непреклонная космическая эволюция направлена на интеграцию всего человечества в одно глобальное правительство и, таким образом, на устранение всех наций планеты Земля, и на осуществление этого без промедления. Наиболее трудным для устранения из всех суверенитетов, очевидно, является суверенитет США. Мы вспоминаем прогноз уничтожения США, сделанный 15 лет назад. 150 наций есть 150 тромбов в экономическом кровотоке нашей планеты. Безрассудный прорыв в атомный холокост есть, фактически, гораздо более угрожающее развитие, чем естественная экономическая смерть США, которая фактически может быть рассмотрена просто как событие самоудаления-планетарного-экономического-тромба.

 

Космический компьютер обмануть нельзя

 

Следует помнить, как ясно объяснено в моих «Критическом пути» и «Руководстве по управлению космическим кораблем Земля» (31 июля 1981 года в Publisher Weekly сообщили о первой в США выставке издателей Китайской Народной Республики. Было представлено более 600 издательств и более 8 000 наименований, с несколькими миллионами англочитающими посетителями-китайцами, посетившими выставку в шести городах. Элейн Фрумер [Elaine Frumer], член делегации США, в сопроводительной статье под заголовком «На что смотрели китайцы» поместила «Руководство по управлению космическим кораблем Земля» на первое место в составленном ею списке десяти книг, вызвавших наибольший интерес у китайского читателя), деньги не есть богатство, и что богатство есть организованная технологическая способность защищать, взращивать, обучать и приспосабливать грядущие дни людей, тогда как деньги — всего лишь посредник обмена и система учета наличности. Деньги стали полностью монополизированными наднационально-копоративными колоссами, которые в основе своей, как юридические абстракции, игнорируют проблему того, как защитить и взрастить человеческие жизни.

Охватывая самым широким взглядом события социоэкономической эволюции планеты Земля, мы должны заметить, что люди разработаны с ногами, а не с корнями. Вчера человечество развивало временные корни, поскольку культивировало свою поддерживающую-жизнь еду корнями-растущую на почве. Металлы сделали возможным металлическое консервирование еды и мобилизацию машинного оборудования. Сегодня все люди существуют в зависимости от быстрой, всемирно интеркоммуницирующей системы, действующей со скоростью 186 000 миль в секунду.

Мы преобразовали реальность от ньютоновской нормы «покоя» до эйнштейновской нормы 186 000 миль в секунду. Социоэкономически мы синхронизированы со все-интертрансформативной кинетикой целой Вселенной.

Планетарная экономика сегодня перешла от физикопочвенного-и-металлического капитализма к строго метафизическому, всепланетарному капитализму ноу-хау всекосмического-богатства. Некогда благородные и сущностные, но теперь устаревшие, нации, принадлежат к коренящейся человеческой эре социоэкономического землекапитализма [land-capitalism]. В реальности, человечество сегодня ис-коренено кинетически и занимает планету целиком. Капитализм сбрасывает свою немобильную недвижимость [immobile real estate] и, в зависимости от науки, синхронизирует свои дела с невидимыми реальностями, плохо представляя, однако, то, что наука знает, о чем это все. Чтобы успешно свалить всю эту недвижимость, капитализм почти перестал «арендовать», и через вынужденную продажу «кооперативов» и «ничего другого, кроме кондоминимумов» принуждает граждан к закрепощающей исчерпаемости, тогда как сам всегда увеличивает корпоративную развертываемость и перемещаемость-вокруг-возможностей во всем мире.

Поскольку наука и человеческая изобретательность постоянно изучают, как произвести сколь-нибудь больше, с когда-либо наилучшим исполнением, для каждой унции материала, эрга энергии и, во-вторых, работы и накладных расходов времени, инвестированных во все и каждые промышленно-производственные функции, реальные космические затраты всегда и единственно уменьшаются, и все увеличение цен, как уже отмечено, есть корпоративный эгоизм, «сошедший с рук благодаря обязательствам политической кампании и мучительно болезненному запугиванию Конгресса корпоративными закулисными лоббистами».

В 1940 году, за два года до того, как США вступили во Вторую Мировую Войну, президент Американской Алюминиевой Компании стал интересоваться моим использованием рифленого алюминия в Dymaxion Deployment Unit[29], который был маленькой, массово производимой, однокомнатной машиной для жилья, которую я разработал для группы шотландских лидеров, нацеленных на предупреждение крупной бомбежки промышленных городов Англии, предложивших размещение непременно-перемещаемого населения в тысячах моих Dymaxion Deployment Unit, которые планировалось установить на шотландских вересковых пустошах. Я разрабатывал эти развертываемые единицы на Butler Manufacturing Company в Канзас-Сити. Я делал это через преобразование баттлеровских, массово производимых, двадцатифутовых в диаметре, зернохранилищ из гальванизированной стали в автономные, стоимостью $15 000, надежно изолированные, несгораемые, сейсмостойкие, с печкой на ледяном керосине, оборудованные мебелью Sears Roebuck, готовые к въезду в них блоки.

Батлеровские зернохранилища были разработаны для правительственной программы США «неизменно нормальное зернохранилище». Президент Alcoa надеялся, что я переключусь с рифленых, гальванизированных железных амбаров на рифленые алюминиевые амбары. Он сказал мне, что стоимость алюминия всегда будет уменьшаться. Он сказал, что основную стоимость составляла электролитическая очистка бокситной руды в алюминий. Он сказал, что стоимость электричества для этого процесса всегда уменьшалась, поскольку мы научились производить когда-либо больше киловатт-часов на каждую BTU затрачиваемого ископаемого топлива. Алюминий, сказал он, является одним из наиболее изобильных природных элементов. Оптовая цена на алюминий в 1940 году, когда президент Alcoa сделал мне это заявление, составляла 12 центов за фунт. Сегодня эта компания продает его по целее более доллара за фунт, не потому, что президент Alcoa ошибался в том, что он сказал, но потому, что широкомасштабно организованный эгоизм мошеннически изменил систему подсчета.

Очевидно, что степень достигнутого «преимущества», достигнутого сегодня благодаря всемирной промышленно-производственной способности, если реалистично оценивать и формулировать, сегодня демонстрирует, что все человечество только что достигло состояния всеобъемлющего технического преимущества, достаточного для обеспечения уровня жизни миллиардеров на неограниченно устойчивой основе для всех из более чем четырех миллиардов пассажиров, находящихся сегодня на борту Космического корабля Земля (см. «Критический путь»). Мировая система экономического учета, будучи должным образом введена в компьютеры мира, быстро покажет, что всеобъемлющий экономический успех для всего человечества на сегодняшний день осуществим в течение Десяитлетия Научного Дизайна [Design Science Decade][30]. Все, что для этого требуется, есть переключение с weaponry на livingry производство.

Исторически беспрецедентно крупный и невидимый наднациональный Гранч Гигантов, являющихся слишком над- и инфра-видимо большими, чтобы быть ощутимо постигаемыми, трудно предположить и поверить, что почти всецело компьютеризированный гигант может быть агентом развития наиболее эффективного установления охватывающей мир социоэкономической системы, наиболее логично подходящей для массового производства и распределения своих продуктов и услуг экономически успешному человечеству. Могло случиться так, что тотально-вовлеченные-в-мир компьютерные операции наднациональных гигантских корпораций могли, к изумлению корпоративных директоров, и к всеобщему удивлению, привести Гранч к выгодному отбрасыванию всего того, что не верно, как, например, того, что кому-то что-то принадлежит. Признаваемое в большинстве случаев эксплуатационное надзирательство и общераспространенная переаккредитация всемирного интегрированного технологического управления могут вытеснить «собственность» с Герцем и арендой телефона.

Способ, которым гиганты могут быть успешно подведены к такому действию, так что для основного большинства человечества и, в конечном счете, для всего человечества, реалистично постичь ложность большей части списка академических допущений и аксиом, на которых таким образом основано ложно обусловленное мнение образованного общества. Например, не существует никакой, утвержденной Богом, передачи какого-либо вида собственности вообще. Не существует никаких твердых тел [solids]. Не существует вещей — только системные комплексы событий, взаимодействующих в чистом принципе. Не существует верха и низа во Вселенной. Не существует кубических структур. Не существует прямых линий. Не существует одно- двух- или трех- размерностей. Существует только четыре- или шести- мерность, и т. д. Поскольку мы устраняем то, что не верно, мы нечаянно допускаем в реальность то, что верно. Поскольку мировое сообщество отторгает от себя то, что демонстрируют экспериментальные данные, как не верное, избирательно вводя в компьютер математические формулы всего того, что может быть экспериментально доказано как истинное, все социально, эгоистически зловредные характеристики могут исчезнуть, и всецело-социальную-пользу-производящие способности будут преобладать и процветать.

 

ПРИСЯГА ГИГАНТОВ С ПЯТНАДЦАТОГО ПО ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ВЕКА

 

Ух, чую дух в моих владеньях!

Я чувствую запах крови Англичанина

Будь он живой или будь он мертвый,

Я размелю его кости,

Чтоб приготовить мой хлеб.

 

 

ПРИСЯГА ГИГАНТОВ С ДВАДЦАТОГО ПО ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ ВЕКА

 

Мы-пяти-варваров-крепость

Кража: престиж и доверие Американца

Хоть в виде счета живого,

Хоть в сбережениях «мертвых»,

Денежки месим его,

В обеспеченье себя дивидендом[31].

 

Каждый из гигантов сегодняшнего большого Гранча в квадрильон охватов более огромен, чем был Голиаф. Каждый полностью невидим, абстрактен и абсолютно безжалостен — не потому, что те, кто всем заправляет, злобны, но потому, что гигант — не-человеческая корпорация, многовековое, королевским-юридическим-советником-изобретенное учреждение. Гигант есть столь односторонне тенденциозное, абстрактное юридическое изобретение, что его эксплуатация властными структурами тридцати поколений сделало XYZ корпорации и компании[32], по-видимому, такой же частью природы, как фазы Луны и облака на небе. Корпорации действуют на неестественном экономическом базисе, который обеспечивает ставку на успешную рулетку Лас-Вегаса ничтожным успехом. Если Вы ставите свои деньги на удачную корпорацию, то ваша ставка заплачена и возмещена Вам ежеквартально, непрерывно, часто — более обильно каждый год. Принятие инвестиций в IBM в размере 100 акций при цене $2 750 в 1914 году, когда компания впервые сформировалась, вырастает к июню 1959 года до 59 320 акций стоимостью $19 308 900, плюс $1 089 000 в виде наличных и фондовых дивидендов и дополнительно $101 906 в виде прав и привилегий.

Как я часто упоминал, чрезвычайно неверно или недостаточно информированное, на 95 % неграмотное, население мира 1900-х годов, ошибочно предполагало существование фундаментальной и гнетущей недостаточности жизнеобеспечения для того, чтобы быть действенным на нашей планете, по каковой причине оно заключило, и политико-экономическая система до сих под это утверждает, что должна остаться лишь одна, или другая, из двух великих политических идеологий планеты Земля, которая может выжить, и что все люди руководствуются принципом проигравший должен умереть — «на обоих не хватит».

Сегодня преобладающе грамотное население мира 1981 года развило интуитивное понимание нелогичности и даже безумия всех политических систем.

Все предшествующие неадекватные, ошибочные допущения по поводу поддержания жизни со стороны политических партий и крупных религиозных организаций, как ранее отмечено, привели, в результате, с обеих сторон к совокупным затратам в размере $6,5 трлн. в разработку существующей способности уничтожить все человечество в течение одного часа. Человечество в целом логично проинтуичило, что та же сумма, потраченная в направлении улучшения жизней многих, в настоящее время нищенствующих, возможно, без труда вызвала бы лучшие результаты, чем самоубийственная гонка.

Осведомленность о появлении нового мирового сообщества была только интуитивной, поскольку она актуализировалась только через поверхностное знание общих комплексных эффектов почти полностью нечувствительно контактировавшей невидимой реальности электроники, химии, металлургии, атомной физики и астрофизики. Эпохальные события человеческой высадки на Луну, «мгновенной» спутниковой передачи информации по всему миру, а также полета Париж-Лондон, осуществленного исключительно на прямой солнечной энергии, всецело переориентировало интуитивное мышление человечества во всем мире на обнаружение того, что мы можем теперь делать столь много со столь малым, что мы действительно можем заботиться о каждом.

Существует огромное стремление со стороны огромного числа мировой «молодежи» — безотносительно к их возрасту — сделать что-то прямо сейчас в пределах своей интуиции, которая развивает нетерпение и даже более изменчивую групповую психологию. Поэтому существует стремление к открытому физическому восстанию даже среди тех, кто действительно знает, что существует бескровный, научно-дизайнерский, революционный вариант достижения социоэкономического успеха для всех. Горячие головы хотят уступить своему нетерпению. Тем, кто убеждает нас объединить силы в кровавой революции, я отвечу следующее.

Перед тем, как были спроектированы люди, чтобы занять ее, планета Земля сама должна была быть спроектирована. Перед тем, как могла бы быть спроектирована планета Земля, пришлось бы спроектировать Солнечную систему. До того, как могла бы быть спроектирована Солнечная система, пришлось бы спроектировать галактики. До того, как особые виды галактик могли бы быть спроектированы, пришлось бы спроектировать особую микро-макро Вселенную, все ее атомы и молекулы, гравитацию и излучение. До того, как любое осуществимое проектирование было бы возможно, было бы космически необходимо открыть и дать работу целому семейству вечно сосуществующих и взаимоприращаемых, лишь-через-математические-уравнения-выразимых, взаимоковарьирующих, обобщенных принципов, управляющих обобщенным дизайном вечно возрождающегося сценария Вселенной. И до всего осознания вечных обобщенных принципов, а также их врожденных научно-дизайнерских функций, было бы необходимо иметь:

1. Дизайн вечно возрождающегося, излучательно расширяющегося и гравитационно сжимающегося, укомплексованно взаимопреобразующегося, неодновременно эпизодированного, сценария Вселенной.

2. Обобщенный дизайн галактик из энтропических, материю-в-энергию преобразующих посредством экспорта-излучения, звезд, и обобщенных звездных систем из планет, играющих синтропическую роль излучение-в-материю импортирующих планет.

3. Дизайн планеты Земля, как вращающегося вокруг Солнца, биосферно-защищенный и кислородо-атмосферо-оборудованный инкубатор биологической ДНК-РНК жизни, контролируемой-дизайном, и фотосинтетического преобразования этой жизнью энтропического излучения в синтропические, упорядоченные углеводородные молекулы, и обширное разнообразие гидравлически сжатых, кристаллично натянутых, изящно структурированных, биологических видов, все-меж-регенерирующихся как экологическая все-жизнь и поддержко-система человеко-мыслия.

4. Вечную математику — нумерацию и структурирование. Вечно обширные математические спектры частот, длины волн и гармонические интервалы.

Только после этого те люди могут, будучи прогрессивно ре-эволюционизированными исключительно через просвещение методом проб и ошибок, начиная с их новорожденно-голого состояния абсолютного невежества, обнаружить их собственные постигающие-научные-принципы умы и, тем самым (теперь для первого возможного момента в истории), бросая взгляд на полубожественный потенциал функционирования человечества как собирателей-критической-информации локальной Вселенной и решателей проблем локальной Вселенной в поддержку цельности вечно возрождающейся Вселенной.

Только теперь впервые можем мы, люди, будучи эффективно революционизированным обществом, исполнить то, что я определил в Критическом Пути в качестве цели номер один, включение человечества во всестороннее развитие.

Обобщенные принципы всегда имеют — вечно существовали и всегда были доступны для каждого отдельного случая, революционную дизайн-реализацию. Особый случай дизайн революции всегда вынужден был предшествовать экстра-особому случаю локальной социальной революции, будь то изобретение пушек, которое подавило стрельбу из лука, или изобретение беспроводного телеграфа, передающего сообщения на полпути вокруг мира со скоростью шесть миллионов миль в час, делая совершенно устаревшими Пони Экспресс[33] и его сопутствующий «Дикому Западу» образец социоэкономического поведения.

То, что, как я надеялся, мне удалось сделать ясным в Критическом пути, состоит в том, что, по сути, полустолетнее проектирование научно-революционной фазы достижения универсального экономического успеха было успешно завершено, и теперь нужна только бескровная социоэкономичская переориентация вместо политической революции, для осуществления человеческого выбора «сделать это» для всех.

Я надеялся, что Критический Путь сделает ясным то, что пятьдесят лет назад я предвидел сегодняшний переход человечества от 150 наций, действующих независимо и удаленно друг от друга, к всеинтегрированной мировой семье, со всеми этими условно-рефлекторными стрессами и шоками социоэкономического перехода.

Я надеялся, что Критический Путь прояснил, что мировая интеграция данных, которую я инициировал более, чем полстолетия назад, продолжала превращаться во всестороннюю запись невидимой революции дизайн-науки, будучи достигнутой только благодаря когда-либо большей производительности, реализованной для когда-либо меньших вложений энергии, веса и единиц времени на каждый прирост выполненного функционирования livingry; и что более, чем полстолетия назад я довел мои дизайно-научные, человеческое-окружение-дополняющие, структуры и технологии, до полномасштабных физически работающих демонстраций выгоды их технологического преимущества для экономного приспосабливания пульсирующее-развертывающегося-и-сходящегося [converging], кинетического общества.

Я надеялся, что Критический Путь прояснил, что если я или какая-либо другая личность не взяли бы на себя эти предупреждающие инициативы более, чем полстолетия назад, всеобъемлюще интегрированное физическое-приобретение-для-всех сегодня было бы немедленно достигнуто просто через инициирование фазы массового производства его уже развитых прототипов, тогда как дизайно-научная революция не могла бы сегодня быть осуществима — ей бы потребовалось еще пятьдесят лет для того, чтобы проделать работу критического пути, и у нас теперь есть только пятьдесят месяцев, в течение которых можно осуществить наш выбор преобразования всей промышленной производительности Земли с killingry- на livingry-продукцию и сервисные системы.

Я надеялся, что Критический Путь прояснил, что при нехватке в осуществлении дизайно-научной революции, также подвергающейся переходу в одно-мирное смешение человечества, которые мы теперь переживаем, люди катализировались бы только во всемирную социальную революцию того же самого кровавого исторического образца мстительного стаскивания вниз немногих, обладающих преимуществом, перед неимущими многими.

Я надеялся, что Критический Путь прояснил, что доведенные до совершенства образцы дизанй-революции и связанные с развитием концепты теперь впервые в истории делают возможной бескровную социальную революцию, успешно поднимающую все человечество на устойчиво наивысший жизненный уровень сравнительно со всеми такими уровнями, которыми кто-либо мог наслаждаться когда-либо прежде.

Я надеялся, что Критический Путь прояснил, что, несмотря на реальность человеческого выбора действовать для всего человечества, мое собственное заключение относительно того, поступит ли человечество так в пределах критического времени и ограничений развития окружающей среды, состоит в том, что это будет оставаться космически нерешенным до последней секунды действенного побуждения выбора, зная, что, по ту сторону этого неизбежного момента лежит лишь скорое вымирание людей на планете Земля.

Критический путь, которому я вверил себя в 1927 году, был и все еще является путем применения всей технологии и науки напрямую для совершенствования массово-производимых компонентов для продвинутого livingry для всего человечества, вместо продолжения инвестирования продвинутых науки и технологий, нечаянно выпадающих из индустрии weaponry в индустрию livingry-инструментов. Этот критический путь был, по сути, пятидесятилетним путем.

Теперь я буду быстро суммировать последние несколько страниц.

Потенциал социальной революции сегодня теперь может впервые в истории осуществить экономический успех для всех и всеобъемлющее удовольствование мира, включающее не мстительное опрокидывание экономически успешного меньшинства, но подъем всего человечества на более устойчиво высокий уровень существования и взаимодействия, чем какие бы то ни было люди до этого имели в опыте или мечтах.

Сегодняшняя-потенциально-являющаяся-всеуспешной социальная революция никогда ранее в истории не могла быть осуществлена. До 1970 года всегда было достаточно физических ресурсов, но недостаточно метафизических ресурсов (опытом-выигранных ноу-хау) на нашей планете, чтобы возместить физическую технологию, способную к заботе о каждом на устойчивом, в высшей степени успешном уровне физического благосостояния — бескровно осуществленной и жизнеспособной без сосуществования человеческого раба или рабочего класса. До 1970 года ими должны были быть практически вы или я, поскольку для обоих недостаточно. С 1970 года практически стало вы и я — все остальное есть автоматическое вымирание человеческой расы на планете Земля.

Как мы знаем, когда пехотинцы в Креси воткнули свои пики в землю, нацеливаясь наклонно вперед и вверх, чтобы пронзить животы наступающим атакам кавалерии, это была социальная революция, вызванная дизайнонаучной революцией. Таким образом, вооруженные своими недавно-научноразработанными пиками, долгое-время-подавленные многие пешие получили освобождение от того, чтобы быть подавляемыми, восседающими на конях немногими. Дизайн сделал это.

Как слово «революция», так и слова «социальная революция», имеют много значений, от упомянутого значения до механических революций колеса, до социального изменения стилей жизни, которые произошли, когда на-лошади-восседающие и — перевозящие немногие, с их многими пешими слугами, конюшенными мальчиками, конюхами, кучерами и обширными трущобами, сквозь которые они проехали, стали почти полностью дизайно-научно-устаревшими из-за в-автомобиле-восседающих многих, покрывающих значительно больше миль и имеющих лишь уменьшение функционирования класса-само-обслуживания, поскольку некоторые наездники стали авто-производственными рабочими, служащими бензозаправок, и т. д.

Большая справедливость и экономическое улучшение для многих не всегда есть результат социальной революции. Превосходство европейских пушек над оружием лука-и-стрел Американских Индейцев, было, по большинству направлений, регрессивной социальной революцией, осуществленной дизайно-научной революцией. Это всегда дизайн революция, которая опрокидывает социальные шкалы тем или иным способом. Однако, тотальная сумма комбинированного дизайна и социальных революций, в конечном счете, способствуют многим. Между 1900 годом и сегодняшним днем, 60 % людей в США достигли уровня жизни, гораздо более продвинутого сравнительно с величайшими владыками 1900-х, одновременно удваивая продолжительность жизни этих удачливых 60 %.

Никогда ранее в истории несправедливость, а также импульсы бездумного делания-денег, не были столь вызывающе очевидны для столь безмерно большого сегодняшнего числа грамотных, компетентных и конструктивно мыслящих людей всего мира. Существует вскоре-обнаруживаемый момент критической массы, когда интуиция ответственно вхдохновленного большинства человечества, в противовес разгневанным Луддитам и мстительным Робин Гудам, столкнувшаяся со всеобъемлющим функциональным разрывом национально сдерживаемой техно-экономической системы, призовет и осуществит всемирную переориентацию наших планетарных дел. В этот критический момент ответственно вдохновленное большинство осознает, что адекватная способность невидимой технологии устойчиво поддерживать все человечество зависит от всех ресурсов, физических и метафизических, будучи всегда и исключительно используема для всего человечества по всему миру, как полностью интегрированная техноэкономическая система, полностью действующая на ее собственном ежедневном доходе, главным образом, от выделяемой-Солнцем энергии. Назначение интегрированной всемирно-техноэкономической системы противопоставляется союзу 150 автономно действующих наций-государств, как это имеет место в случае с ООН. Все это может быть теперь всесторонне содружественно-подсчитано в единицах работы времени-энергии. Все это может обеспечивать регенеративно-начальный приспособительный доступ человеческих личностей к когда-либо множащимся содружественно-техно-экономическим удобствам. Степень личностно-инициированного компьютеризированного доступа к содружественным удобствам будет основана на продемонстрированной работе и продолжительной целостности когда-либо-быстро-предчувствующей дизайнерской компетенции личности.

Я был намеренным, в полвека-сплавленным, подстрекателем хладнокровной, естественной, ускоряющейся-в-темпах-созревания, революции, с физически демонстрируемыми рычагами livingry, с которыми, в целом, можно поднять все человечество к реализации всецело устойчивого, достаточного-для-всех, наивысшего из когда-либо существовавших, уровня жизни.

Критическое пересечение порога неизбежной революции уже находится в стадии реализации. Вопрос в следующем: может ли это быть успешно осуществлено прежде, чем исключительно-инстинктивно-действующий страх и невежество помешают успеху, одним индивидуальным, уполномоченным или неуполномоченным, нажатием первой кнопки цепной реакции нажимания-всех-кнопок, атомного, расооблучающего, суицида.

Единственным, счастливо обещающим, пристанищем для каждой человеческой личности, являются наши высокие интеллектуальные способности и их взаимная, эго-сдутая, бескорыстно любящая озабоченность с эрудированностью и нашей работой c наиболее мощными инструментами из всего:

A. семьей наиболее обобщенных научных принципов, управляющих эксплуатационным дизайном вечно самовоспроизводимой Вселенной;

B. пониманием и эффективным использованием синергетики, с книгами «Synergetics» и «Synergetics II», представляющими всестороннюю, все-изображаемую [omni-image-able] математическую координатную систему, работающую по своей природе, что позволяет избежать психически истощающей, огромное-большинство-человечества-исключающей, квазиматематической координатной системы, используемой сегодняшней наукой;

C. пониманием основных задач и операционных стратегий главных противостоящих силовых структур мировой политики, их нынешнего статуса кво и вероятных будущих тенденций;

D. пониманием основ экономики, противостояния блага vs. деньги, основных особенностей функционирования промышленности, банкинга и ценных бумаг;

E. пониманием системы образования в целом, также, как открытия недостатков науки, инжиниринга и образования в целом;

F. синергетическим пониманием того, «о чем вся эта речь», как это предложено к обсуждению в «Критическом Пути» и этой книге, «Гранч Гигантов», и обнаружением того, что наши варианты противостоят надвигающемуся бедствию [человеческой] расы; и

G. личным открытием Бога огромным большинством человеческих личностей — не открытие религий, но открытие того, что любая и каждая личность имеет всегда-непосредственно-открытую, без-посредничающе-коммутирующего-авторитета-полемизирующую-с, без-помех-любого-вида, прямую «горячую линию к Богу»: то есть невесомую, нефизическую связь, осуществляемую телеологически между особым образом ограниченным, невесомым, нефизическим, временным, особым случаем сознания отдельного человека, и всеобъемлюще цельным, макро-микро безграничным, невесомым, вечным, обобщенным сознанием Бога.

Перевод:

© Дмитрий Алексеев

© Ольга Зайцева

http://www.dalekseev.ru/

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.com

Оставить отзыв о книге

Все книги автора



[1] Здесь и далее — курсив Фуллера.

 

[2] Douglas DC-4 — американский четырехмоторный винтовой авиалайнер.

 

[3] С инженерно-архитектурной точки зрения, «напряженность» (tension); однако здесь использовано слово «натянутость» в противовес слову «сжатие».

 

[4] Ведущий экономико-политический журнал, выходящий два раза в месяц, основан в 1930.

 

[5] Здесь и далее: Фуллер часто использует в своих текстах игру слов, трудно переводимую на русский язык. В данном случае оригинальное выражение выглядит как «emergence through emergency».

 

[6] Производитель гражданских и военных самолетов премиум-класса. 08.02.1980 приобретена компанией Raytheon. 21.12.2006 Raytheon объявила о сделке по продаже подразделения Raytheon Aircraft компании Hawker Beechcraft Inc., принадлежащей компании GS Capital Partners, являющейся подразделением Goldman Sachs и Onex. Сделка не затрагивала подразделения Flight Options и Raytheon Airline Aviation Services (RAAS), оставшихся в собственности Raytheon. Продажа была завершена 26 марта 2007 года. (Данные Википедии.)

 

[7] Здесь и в других случаях сохранена специфическая дефисная пунктуация Фуллера

 

[8] Очередная игра слов Фуллера: используется слово «net», означающее и «сеть», и «чистый».

 

[9] Оригинальное название этой главы — «Fee-fie-fo-fum» — однозначно не переводимое на русский язык выражение, аналогичное тому, что используют отрицательные персонажи русских сказок при встрече с главным героем. Примечание переводчика.

 

[10] «Fee-fie-fo-fum/ I smell the blood of an Englishman/ Be he alive/ Or be he dead/ I'll grind his bones/ To make my bread».

 

[11] С учетом приведенного Фуллером лингвистического экскурса по поводу этимологии слова «крестьянство», стоит отметить, что по-английски «дубина» — первое переводное значение слова «club», который он использует. Однако этим же словом обозначается и собственно «клуб», и клюшка-дубинка для «клубной» игры в гольф, и (во втором значении) — «собираться вместе». Использование этого слова едва ли случайно (при том, что в английском языке существует, помимо «club», еще несколько переводов для слова «дубина» — «bludgeon», «cudgel», «truncheon», «baton») и, вероятно, введено автором намеренно, для более четкого коннотативанного подчеркивания корпоративной связанности как источника силы «гигантов».

 

[12] Лучше было бы перевести «конвейерная», однако специально этого не делаю, отдавая дань исторической обусловленности этого понятия. Примечание переводчика.

 

[13] Также в переводе: сорт, качество, разряд; происхождение, природа; добрый, сердечный, покладистый, послушный, податливый, покорный.

 

[14] Здесь и далее английское слово «venture», используемое Фуллером, переводится именно как «авантюра», а не «предприятие» («enterprise»), дабы подчеркнуть соответствующую коннотацию в оригинальном тексте.

 

[15] Конвенция ООН о Законе Моря (UNCLOS), также названном Законом Морского Соглашения, является международным соглашением, которое следовало из третьей Конференции Организации Объединенных Наций по Закону Моря (UNCLOS III), имевшей место с 1973 до 1982 гг. Закон определяет права и обязанности стран в их использовании океанов в мире, устанавливая руководящие принципы для фирм, окружающей среды и управления морскими природными ресурсами. (Данные Википедии.)

 

[16] Игра слов: «piker» — скряга, осторожный биржевой игрок, трус, и «pike» — пика.

 

[17] Первые строки Конституции США.

 

[18] R.B.F. - Richard Buckminster Fuller.

 

[19] Американская медиакомпания, основанная в 1933 году.

 

[20] Название 90-х гг. XIX в., ставшее особо популярным в период Великой депрессии.

 

[21] Или «властноструктурной» [power-structure]: в данном случае играют переводные значения слова «power»: одновременно и «энергия», и «власть».

 

[22] Скорее всего, имеется в виду общее соотношение подводных лодок на атомном и неатомном ходу.

 

[23] Очередная игра слов Фуллера: типичная расшифровка аббревиатуры CIA — Central Intelligence Agency (Центральное Разведывательное Агентство, ЦРУ).

 

[24] В оригинале — «killingry», по аналогии с «weaponry», о чем идет речь в предисловии данной книги.

 

[25] Горная цепь в Северной Америке, в которой, по некоторым данным, расположено благоустроенное бомбоубежище на случай ядерной войны.

 

[26] В оригинале «by-the-skin-of-our-teeth». Выражение восходит к Библии короля Джеймса «My bone cleaveth to my skin and to my flesh, and I am escaped with the skin of my teeth». («Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей, и я остался только с кожею около зубов моих» — Job 19:20.)

 

[27] Договор займа, обеспеченный залогом судна.

 

[28] Social Security Act of 1935 — закон, вводящий систему социального страхования в США.

 

[29] В литературе об изобретениях Фуллера также можно найти аббревиатуру DDU. Данная модель была одной из серии «круглых домов» Фуллера, разработанных под маркой Dymaxion. Другие его изобретения класса «dwelling machine» цилиндрической формы — одноопорный довоенный «Dymaxion-хаус», о котором упоминалось выше в данной книге, и послевоенный «Уичита Хауз». Примечание переводчика.

 

[30] В 1965 году Фуллер открыл Мировое десятилетие научного дизайна (с 1965 по 1975) на встрече Международного союза архитекторов в Париже. Десятилетие было, по его собственным словам, посвящено применению принципов науки к решению проблем человечества. Данные Википедии.

 

[31] Оригинальный текст Фуллера:

«We-Fort-five-hun

Steal kudos and credit American

Be it live checking

Or savings „dead“

We knead their dough

For dividend bread».

 

[32] Скорее всего, «XYZ» выбрано Фуллуром из-за ироничной расшифровки этой аббревиатуры «examine your zipper» («проверь свою ширинку»).

 

[33] Почтовая служба фирмы «Рассел, Мэйджорс энд Уодделл» [Russell, Majors and Waddell], которая использовала перекладных лошадей и индейских пони и действовала между г. Сент-Джозеф, шт. Миссури, и г. Сакраменто, шт. Калифорния, с апреля 1860 по октябрь 1861.